Расскажи нам что полезного ты узнал!
Учись!

Важное при посещении больного

В Зоаре, в главе Пинхас 234-Б написано:

וּבְגִין דָּא אוּקְמוּהָ מָארֵי מַתְנִיתִין, הַמְּבַקֵּר אֶת הַחוֹלֶה, לָא לֵיתִיב לְמֵרַאֲשׁוֹתָיו, מִשּׁוּם דִּשְׁכִינְתָּא עַל רֵישֵׁיהּ. וְלָא לְרַגְלוֹי דְּמַלְאָךְ הַמָּוְת לְרַגְלוֹי. הַאי לָאו לְכָל בַּר נָשׁ, אֶלָּא לַבֵּינוֹנִי

И из-за этого объяснили мужи Учения: Посещающий больного (пусть) не сядет ни у изголовья его, из-за Шхины, которая над головой его, и ни у ног его, из-за ангела смерти, который у ног его. И так не у каждого человека, а только у среднего.

Под средним здесь имеется в виду заурядный человек - не праведник и не злодей, так как далее Зоар поясняет, что у праведника Шхина везде - с головы до ног, а у злодея - ангел смерти везде.

Относительно мужей Учения, тут, видимо, имеется в виду место из трактата Недарим 40-А (там, кстати, описывают много бонусов тем, кто навещает больных):

תניא נמי הכי הנכנס לבקר את החולה לא ישב לא על גבי מטה ולא ע''ג ספסל ולא על גבי כסא אלא מתעטף ויושב ע''ג קרקע מפני שהשכינה שרויה למעלה ממטתו של חולה

Учили: приходящий навестить больного - не садится ни на кровать (его), ни на скамью, ни в кресло, а только закутается (в талит или верхнюю одежду) и сядет на землю из-за того, что Шхина пребывает поверх кровати больного.

И Шулхан Арух в Йорэ Дэа цитирует это практически дословно:

המבקר את החולה לא ישב ע"ג מטה ולא ע"ג כסא ולא ע"ג ספסל אלא מתעטף ויושב לפניו שהשכינה למעלה מראשותיו

Посещающий больного не садится ни на кровать (его), ни в кресло, ни на скамью, а только закутается и сидит перед ним, потому что Шхина поверх головы его.

И РаМО уточняет, что так надо себя вести, когда больной лежит на земле, но если на кровати - то можно сесть на стул или скамью. Он это уточнил, что из-за Шхины нельзя возвышаться над больным, т.е. находиться выше него в вертикальной плоскости.

Про ноги алаха ничего не говорит, а вот Зоар поясняет, что ноги определяют смерть человека, и приводит цитату о смерти Яакова из Берешит 49, 33:

וַיְכַל יַעֲקֹב לְצַוֹּת אֶת בָּנָיו וַיֶּאֱסֹף רַגְלָיו אֶל הַמִּטָּה וַיִּגְוַע

И окончил Яаков наставлять сыновей своих, и поднял ноги свои на постель, и скончался

Интересный комментарий на это место даёт рав Мошэ-Довид Валли в книге Ор олам. Он говорит, что ангел смерти не мог умертвить Яакова Авину никак иначе, а только с его позволения, т.е. он мог умереть, только когда сам того захочет. И поднятие ног на кровать было своеобразным приглашением ангела смерти: мол, подходи поближе, уже можно. Потому что его, как незванного гостя, отгоняла Шхина, пока он не получил приглашение.

Тут необходимо вспомнить трактат Псахим, где есть некоторое противоречие, над которым предлагаю подумать. На листе 56-А написано:

דאמר רשב''ל {בראשית מט-א} ויקרא יעקב אל בניו ויאמר האספו ואגידה לכם ביקש יעקב לגלות לבניו קץ הימין ונסתלקה ממנו שכינה אמר שמא חס ושלום יש במטתי פסול כאברהם שיצא ממנו ישמעאל ואבי יצחק שיצא ממנו עשו אמרו לו בניו שמע ישראל ה' אלהינו ה' אחד אמרו כשם שאין בלבך אלא אחד כך אין בלבנו אלא אחד באותה שעה פתח יעקב אבינו ואמר ברוך שם כבוד מלכותו לעולם ועד

Как сказал рабби Шимон бен Лакиш: (Написано в Торе): "И призвал Яаков сыновей своих, и сказал: соберитесь, и я возвещу вам". Хотел Яаков открыть сыновьям своим, (что произойдет) в конце времен, но удалилась от него Шхина. Сказал (Яаков из-за этого): "Может быть, не дай Б-г, в ложе моём сор, как у Авраама, когда произошел от него Ишмаэль, и как у отца моего Йцхака, когда произошел от него Эсав?". Сказали ему сыновья его: "Слушай Исраэль: АШем Б-г наш, АШем - один", говоря (тем самым, что), как нет в сердце твоём никого, кроме одного (АШема), так и в сердцах наших нет никого, кроме одного (АШема). В тот час открыл Яаков Авину и сказал: "Благословенно Имя царства Его во веки веков".

И вот тут противоречие между тем, что говорится в Недарим (что Шхина возле больного), и тем, что написано в Псахим (что Шхина отошла от Яакова и он подумал, что кто-то из его потомства неприличный человек - "в ложе моём сор").

Для себя я это противоречие решил следующим образом. Шхина не удаляется от больного полностью, однако, состояние больного провоцирует в нём состояние оставленности. И поэтому так важна заповедь посещения больного.

Самое интересное