comment
Расскажи нам что полезного ты узнал!
Люби!

Возлюби ближнего как самого себя

Возлюби ближнего как самого себя – образовательный портал Ваикра

Слова «как самого себя» призывают нас любить ближнего своего в той же мере, что и самих себя – ни в коем случае не меньше. Но и не больше! Тора предостерегает нас: «не прибавь и не убавь!» - тем самым указывая нам, что все ее законы, каждое слово, сформулированы с предельной точностью.

Надо любить других, тут все просто. Но, если не любить самого себя, то и других любить не получится.

Есть у меня история, мистическая, почти триллер… Впрочем, давайте по порядку.

Она не слишком молода уже, брак ее распался. У нее есть дети, любимые и любящие. Хорошая женщина, хорошие дети, просто пока в жизни не повезло. И он не мальчик, и у него развод, дети, конечно. Хороший мужчина, хорошие дети, он их любит, они его, просто пока… Ну, понятно.

Им обоим нужен был покой и тепло. Не нужно сразу небо в алмазах, просто теплый дом – уже немало. Они встретились. После долгих лет разочарований и скучного, однообразного проживания, они сумели создать друг для друга ту самую атмосферу тепла и покоя, которой обоим так не хватало. Решение не было особо трудным, они решили пожениться. Все просто… казалось бы.

Дети, да, эти самые любимые и любящие дети. С ними так бывает – они очень, очень сильно любят родителей, просто – не со зла – забывают, что родителям тоже неплохо бы быть счастливыми, они тоже этого заслуживают. Ревнивцы почище Отелло.

- Как это наша мама будет любить кого-то кроме нас?
- Папа собирается заботиться о ком-то, кроме нас?

Не надо объяснять, что детей надо правильно воспитывать. Надо, конечно, но тут уж было, как было. Так вообще бывает часто, ситуация, увы, обыденная. Дети даже не думают, что они самые важные и главные, поэтому вся любовь причитается только им – они так чувствуют, даже этого не осознавая.

Давление Хая и Реувен выдержали, чувство вины перебороли. Сделали очень скромную хупу. Дети успокоились, но ревность их никуда не делась. Тратя свои силы и отбирая силы родителей, они продолжили борьбу за чувства родителей – как будто они могли куда-то деться!

Хая и Реувен, тем не менее, нашли друг друга, правда. Они были по-настоящему счастливы вместе, но как-то урывками, украдкой, пряча свое счастье от детей, боясь быть счастливыми полностью, по-настоящему. И так двадцать лет.

Хае вообще нравилось нести счастье, Реувену повезло. Но она хотела нести радость всем, кому могла помочь, да и хотелось чем-то заниматься. Она стала заниматься поисками антикварных ктуб, создала фирму. Денег это практически не приносило, но помогало приносить людям радость и видеть это своими глазами – ах, как это немало! Создавая из старых осколков новое, она мечтала, что каждая вышедшая из ее рук ктуба будет нести счастье, беречь чью-то семью. Да, это совсем немало.

Беда пришла внезапно, ну так это всегда так. Реувен заболел, быстро и страшно. Шансов на выздоровление, по словам врачей, никаких, но кто же не будет ждать чуда в такой ситуации?

Их потрясло обоих, конечно. Но оба поняли, что для них обоих нет на свете никого ближе и роднее, чем они двое. Таких близких и родных, своих, любимых. Стало ужасно, что столько лет они стеснялись, боялись быть счастливыми, не приняв самое большое чудо, которое может ниспослать нам Творец – счастье в любви. Той самой, счастливой любви, когда любишь человека именно как самого себя.

Реувена положили в больницу, его состояние ухудшалось. И Хая начала молиться.

Реувена выписывали и клали в больницу снова, лучше ему не становилось, но Хая поняла, что, если в такой ситуации может быть какая-то помощь – она придет от Вс-вышнего.

Как-то она познакомилась с шалиахом Любавичского Ребе, и он не раз помогал им советом. И вот однажды они договорились приехать для встречи и Благословения. Но вместо этого – больница, реанимация. Врачи не знают, как помочь, у Реувена внутреннее кровотечение, и Хае, и Реувену очень страшно, конечно. Хаю к мужу не пускают.

Хая звонит шалиаху и просит написать письмо Ребе или попросить кого-нибудь в 770 помолиться о ее муже. И получает ответ: «Надо переписать ктубу до Йом-Кипура».

Она двадцать лет замужем, зачем ей новая ктуба? До того ли ей сейчас? Она о рецептах и диагнозах, а ей – переписать ктубу… Хая связалась со своим равом. Тот был далек от хасидизма, к общению с шалиахом относился без осуждения, но считал ее прихотью. Но тут, услышав совет Любавичского Ребе, решительно заявил: «Надо справить годовщину свадьбы и переписать ктубу! Вы так много сделали радости людям, теперь ваша очередь. Возьмите самую красивую вашу ктубу, и мы заполним ее, а потом справим свадьбу с гостями и хорошим угощением!».

Сначала Хая опешила – думать о себе она не очень-то и привыкла. Да и что дети скажут? Что люди подумают? Но ведь время уходит! Это уже перестало быть общей фразой для Хаи с Реувеном – врачи раз за разом подтверждают, что их время вместе заканчивается.

Долго думать Хая не могла. Она выбрала ктубу «Врата Тамар». Никто у нее ни разу эту ктубу не заказывал, будто для себя берегла. Хая пошла в рабанут, узнать, как заменить ктубу на новую. А там секретарша, милая женщина, снова с вопросом: «А где Вы будете делать хупу?».

Вот как-то об этом Хаечка не думала совсем – ну уж точно не до того… А секретарша подсказывает: «Подумайте, где бы Вы хотели делать хупу, когда Вам было двадцть?». И вот тут-то Хая и вспомнила!

Много-много лет назад ее бабушка выбрала синагогу для своей хупы. У бабушки не вышло, бабушка решила, что надо немедленно отправляться делать революцию, хупа откладывается. Революция затянулась, хупа у бабушки так и не состоялась, но в выборе синагоги бабушка определенно не ошиблась – в этой синагоге так было приятно посидеть, подумать. Теплое место, даже жалко бабушку.

«Недурной выбор, царский…» - заметила секретарша. Обеим понятно, что реализовать это не получится, если, конечно… Да, именно в этот момент в рабанут входит раввин именно этой синагоги.

«Ребе» - говорит ему секретарша – «тут женщина, которой надо переписать ктубу и сделать праздник. Ее бабушка кода-то должна была выйти замуж в вашей синагоге, можно ли она это сделает у вас?».

И тот, ни секунды не сомневаясь, говорит: «Конечно. Мне как раз пожертвовали денег на приличную свадьбу. Ясно же, что это специально для них!».

Кстати, Любавический Ребе когда-то молился в той синагоге. Можете не верить, но они чувствовали его благословение во время хупы.

Хая и Реувен получили наконец-то счастье, которого хотели, которое заслужили. Настоящее, полное, всеобъемлющее счастье взаимной любви. Им не было страшно чужое осуждение, они просто не оглядывались вокруг. Дети – это очень важно, это не банальность, это так и есть, но есть ли в мире хоть что-то важнее собственной души?

Вечной жизни не отпущено человеку. И счастье Хаи и Реувена не было долгим – он был немолод, болезнь сильна. Но никто из тех, кто был свидетелем происходившего, не имел ни тени сомненья – эти двое счастливы. Отбросив сомненья, они просто приняли то, что послано им свыше, они счастливы величайшим счастьем этого мира...

Каждый из нас может творить добро. Может создавать из плохого хорошее, найти счастье в горе, найти – и дать – любовь среди беды. Любовь – верный путь к спасению, а счастье в любви – верный знак того, что мы не сбились с пути.

И Мошиах, которого мы так долго ждем, будет потомком Тамар. Отличный выбор ктубы, Хая, просто отличный. А вы так не считаете?

Самое интересное