comment
Расскажи нам что полезного ты узнал!
Учись!

Первородство как фактор риска

Первородство как фактор риска – образовательный портал Ваикра

Одним из наиболее драматичных сюжетов в еврейской истории (горячо любимом кинематографистами всего мира, включая мультипликаторов) стала казнь первенцев (почему-то их всегда изображают младенцами в люльках, хотя казнь коснулась первенцев всех возрастов). О которой сказано (Шмот, 12:12):

"И пройду Я по земле Египта в эту ночь, и поражу Я всякого первенца на земле Египта от человека и до скота, и над всеми божествами Египта творить буду суды, – Я Г-сподь".

Раши, комментируя начало стиха (слова "и пройду я"), пишет: "Как царь следует из одного места в другое: все первенцы были поражены одним махом и одновременно".

Очевидный первоисточник, который Раши цитирует в данном случае – Мехильта. Но в Мехильте сказано только "как царь следует из одного места в другое". А все, что Раши добавляет (в пояснение слов Мехильты) дальше, он уже добавляет от себя. Спрашивается: а что Раши вообще объясняет? На какой вопрос отвечает? Что представляется ему требующим пояснения в словах Писания "и пройду Я"?

И чем помогает нам метафорический царь? Каким бы абсолютным монархом этот царь ни был, он все равно не вездесущ и одновременно решать вопросы и в Костроме и в Нарьян-Маре не в состоянии. Почему, например, не ветер, который носится по всему миру без каких-либо видимых ограничений со скоростью ветра? Или свет? Или дурные слухи? Или какая еще всепроникающая стихия? Мода! Грипп! Да мало ли, казалось бы, гораздо более удачных вариантов. Почему же Раши (и Мехильта) всем им предпочти царя?

Ну и хотелось бы разобраться, как следует правильно понимать слова беаавара эхат, который мы перевели как "одним махом".

Рабби Элияу Мизрахи (один из самых авторитетных комментаторов Раши) полагает, что Раши объясняет наличие в тексте излишнего, на первый взгляд, слова "пройду": "Разве Всевышнему, для того, чтобы что-то совершить, нужно, упаси Б-г, допустить такое, перемещаться в пространстве? Почему же сказано не просто "и Я поражу всякого первенца на земле Египта", но добавлено о прохождении по всей земле Египта?" И Раши, по мнению Мизрахи, отвечает на этот вопрос так: Тора, описывая предстоящее, сравнивает Всевышнего с царем, который движется к своей цели по кратчайшему пути (т. е. по прямой, соединяющей две точки), ни с чем не считаясь и ни на сколько не отклоняясь от намеченного маршрута (см. ВТ, Бава Кама, 60б). Одним махом, говоря по-русски.

Дополнительную элегантность этому объяснению придает то, что веаварти ("и пройду") и беаавара эхатоднокоренные слова. Но при всем уважении и даже восхищении элегантностью, объяснение РАМа вызывает вопросы.

И в первую очередь, как-то не сходится со сказанным в предыдущем комментарии Раши (к 12:11): "Жертва называется "песах" от "перескочить, миновать, пропустить", ибо Святой, благословен Он, миновал дома сынов Израиля, из среды домов египтян; Он переходил от одного египтянина к другому, а еврей между ними оставался невредим..." А в комментарии к следующему (за интересующим нас) стиху (12:13) он пишет: "Помилую, пощажу. И подобно этому "פסוח – пощадит и спасет" (Ишаяу, 31:5). Я же полагаю, что везде פסח означает пропускать, перескакивать. ופסחתי – Он перешагивал от домов сынов Израиля к домам египтян, ибо они жили вместе, в непосредственной близости друг от друга. И подобно (этому) "פוסחים перескакивать" (Млахим I, 18:21) и также все хромые (פסחים) как бы подпрыгивают на ходу; и также "פסוח пощадит и спасет" – "пропускает его и спасает из среды тех, кто будет умерщвлен".

Давайте определяться: так одним махом или всё-таки вприскок (где количество прискоков равно числу первенцев в среде сынов Израиля)? Раши дважды говорит о прискоке. Не может такого быть, даже теоретически, что он считал так, потом на один стих передумал и начал считать эдак, но затем тут же вернулся к предыдущему мнению...

Другой комментатор Раши ("Нахлат Яаков") усматривает требующее разъяснения "излишество" в том, что сказано "земля Египта", а не просто "Египет". "Земля Египта" – это значительное пространство. А казнь первенцев произошла в один миг, ровно в полночь. Раши (по мнению "Нахлат Яаков") объясняет такую сверхъестественную расторопность с помощью метафоры про царя. Как царя никто и ничто не задерживает, так и Царя Царей. Разница только в том, что цари из плоти и крови ограничены законами природы и прочими непреодолимыми обстоятельствами, справиться с которыми не в силах ни один, ни один король и т. д., а для Всевышнего и это не препятствие. И потому-то и в тексте, и в комментарии Раши используется глагол "лаавор", указывающий на поспешность и беспрепятственность.

Но и это объяснение как-то не очень сходится: как вообще можно предположить, что время или расстояние могут создать проблемы для Предвечного? Какому недоумку нужно объяснять, что это не так? И вдогонку: если все-таки есть такой, которому нужно объяснять очевидные вещи, то чем поможет против него метафора про царя? Царская "неограниченность" – она же только относительно его подданых. Интересующие нас время и расстояние царю не подвластны. Ни один царь в истории человечества так и не освоил ни телепортацию, ни, тем более, перемещение во времени. Так какой толк прибегать к такому неудачному, на первый взгляд, примеру? Только еще больше с толку сбивать слабоумного.

Судя по всему, Раши задается вопросом касающимся не той или иной частности, но некоего глобального момента.

В "нашем" стихе сказано: "И пройду Я по земле Египта в эту ночь, и поражу Я всякого первенца на земле Египта от человека и до скота, и над всеми божествами (идолами) Египта творить буду суды, – Я, Г-сподь". И Раши, комментируя заключительные слова, подчеркивает: "Я, Г-сподь – Я сам, а не через посланца". Т.е. казнь первенцев творил сам Всевышний. (Что бы это ни означало. Отложим этот разговор до пасхальной ночи. Ориентировочно.) То же следует и из следующего стиха: "И будет кровь вам знаком на домах, в которых вы; и увижу Я кровь, и миную вас, и не будет среди вас поветрия пагубного, когда Я поражать буду первенцев на земле Египта". И еще из многих стихов складывается такое же впечатление.

Но в комментарии к стиху "И было в полночь, и Г-сподь поразил всякого первенца на земле Египта, от первенца Фараона, восседающего на его престоле, до первенца пленника, который в темнице, и все первородное из скота " (12:29) Раши (комментируя слова "И Г-сподь") неожиданно пишет: "Везде, где сказано "и Господь", имеется в виду Он и Его судебная палата, ибо "вав" (префикс, являющийся аналогом русского союза "и") означает нечто дополнительное, подобно "такой-то и такой-то". Кроме того в нескольких сихах (например, Шмот, 12:23) упоминается некая "пагуба" ("и не даст пагубе войти в ваши дома ") , являющаяся, судя по контексту, самостоятельным и активным участником событий той ночи. А чуть выше (12:22) Раши поясняет, что предостережение "вы же, не выходите" связано с тем, что, "когда ангелу-разрушителю дано позволение истреблять, он не делает различия между праведным и нечестивым". Короче говоря, из части стихов следует, что Всевышний казнил Египет смертью первенцев самолично. А из части – что там еще приложились небесный суд и ангел-разрушитель, по кличке Пагуба.

Иными словами, у Всевышнего была свита. Как у царя из метафоры, к которой прибегают Мехильта и Раши. Т.е. "как царь следует из одного места в другое" – это не о том, что он перемещается быстрее других. А о том, что его сопровождает свита. Которая не упоминается, как правило (хотя и обеспечивает, на практике, то самое бесперебойное перемещение царского кортежа), но подразумевается по умолчанию (поэтому в части стихов говорится о Всевышнем, как вершителе казни, без упоминания свиты).

Когда Всевышний действует через посланника, то, независимо от того, насколько несамостоятелен этот посланник и зависим от воли пославшего его, Писание описывает его действия, как совершенные посланником Г-спода. А когда что-либо совершается самим Всевышним при помощи свиты, действие квалифицируется как совершенное Г-сподом (без упоминания свиты).

Предложенное нами объяснение идеально укладывается в слова Мехильты ("как царь следует из одного места в другое"). Но Раши, как мы помним, добавляет "все первенцы были поражены одним махом и одновременно". Какое отношение время и место казни имеют к вопросу наличия или отсутствия свиты? Опять не сходится.

Объясняется это следующим образом. В свое время (11:4-5) Моше пообещал фараону: "Так сказал Господь: "При разделе ночи Я выступлю среди Египта. И умрет всякий первенец на земле Египта, от первенца фараона, восседающего на его престоле, до первенца рабыни, которая за жерновами, и все первородное из скота"". А в нашем стихе (в обращении Моше к сынам Израиля), как мы помним, сказано иначе: "и пройду".

Понятно, что Всевышний не нуждается ни в "выходах", ни в "проходах" и т. п. Факт: все остальные казни прекрасно осуществились словом Г-сподним, без чего-либо, описываемого на человеческом языке как физическое действие. Что же изменилось на десятый раз?

А на десятый раз Всевышний "выступил", чтобы защитить от казни первенцев Израиля. Подобно тому, как сказано^ "И нисшел Я, чтобы спасти его от руки Египта и вывести его из этой страны на землю добрую и обширную" (Шмот, 3:8). Собственно вся история с Исходом затевалась Всевышним с целью вывести наших отцов из Египта, а не уложить их там дружественным огнем.

"При разделе ночи Я выступлю среди Египта. И умрет всякий первенец на земле Египта", – следует понимать так: в полночь, как только наступит миг начала Исхода, Всевышний лично "выступит", чтобы спасти первенцев Израиля. Побочным результатом этого станет то, что в тот же миг умрут все первенцы Мицраим. Если бы истребление первенцев было бы возложено на посланцев, это (судя по предыдущим казням) заняло бы какое-то время. А тут чик – и готово.

Проблема в том, что чем понятнее формулировка "и выступлю", тем непонятнее наше "и пройду". Пройду – это про перескакивание от дома к дому египтян, минуя еврейские. Т.е. целая история.

Поэтому Раши поясняет: "Как царь следует из одного места в другое". Что следует понимать так: Всевышний проходил по земле Египта не для того, чтобы умерщвлять первенцев Египта, а чтобы спасти первенцев Израиля ("как царь следует из одного места в другое"). А смерть первенцев Египта – это, как уже было сказано, побочный эффект. Побочный, но заслуживающий упоминания. Вот Писание и подчеркивает сначала первый, главный момент – намерение Всевышнего спасти Израиль ("Я выступлю среди Египта"). А ниже – дополнительный (гибель первенцев Египта): "И пройду Я по земле Египта".

Но! В стихе "Я выступлю среди Египта" сказано: "И умрет всякий первенец на земле Египта". "Умрет" – это можно понять, как "умрет сам по себе, в порядке побочного эффекта". А вот "и поражу Я всякого первенца на земле Египта" так не поймешь. Поразить можно только намеренно, никак не само собой. А значит, "я пройду" все-таки никак нельзя понять, кроме как в значении "специально пройду, чтобы поразить первенцев Египта". Поэтому Ращи продолжает: "Все первенцы были поражены одним махом и одновременно". Т.о. он подчеркивает, что речь в стихе не только о форме "нисхождения Всевышнего" из земли Египта (и попутного уничтожения первенцев), но и о том, как именно осуществлялась казнь. Что представлял собой, так сказать, ее механизм.

Всевышний проходил по Египту, как царь, следующий из одного места в другое. И казнь осуществлялась в ритме следования царя из одного места в другое. Т.е. не то чтобы Всевышний лично гонялся за каждым первенцем Египта (людьми и скотом), а всех уложил "одним махом и одновременно".

Теперь становится понятной царская метафора: когда царь направляется куда-то с намерением карать, то казнь каждого из ставших объектом царского гнева является отдельным событием, заслуживающим отдельного упоминания. Когда же царь следует из пункта А в пункт В, то все, что происходит по пути (включая самые массовые репрессии, какие только может себе представить советский человек), не имеет самостоятельного значения. И укладывается в лаконичные слова официальных пресс-релизов: "Следование поезда его Величества повсеместно вызвало восторг и всплеск верноподданических чувств. В некоторых случаях приведших к летальному исходу". И все.

В нашем случае речь шла о том, что Всевышний "проследовал", чтобы спасти народ Израиля. А то, что по ходу Им были умерщвлены первенцы Египта – это как при следовании царя с места на место: что было, то было. "Одним махом и одновременно" не только в буквальном смысле слова, но и во всех остальных. То бишь, мимоходом. Как нечто незначительное и не имеющее, по большому счету, значения.

Так что мы имеем с гуся на данный момент? Если задуматься, мы имеем совершенно революционное прочтение истории. Мы (я по крайней мере) всегда считали, что Всевышний специально спустился на землю (что бы это ни значило), для того, чтобы поразить первенцев Египта. А дома сынов Израиля миновал ("перепрыгивал"). Ан нет. Не так все было. Всевышний спустился для того, чтобы спасти сынов Израиля и вывести их из Египта. А умерщвление первенцев Мицраим оказалось незначительным побочным эффектом. Эпизодом. Да к тому же моментальным. И повсеместным.

Т.о. становится понятным, что у казни первенцев было два аспекта: "выход" и "проход". Сама кара (то, что происходило с первенцами Египта) носила характер "прохода", т. е. чего-то мимоходного. А вот ради того, чтобы спасти сынов Израиля и вывести их из Египта, Всевышний "выступил среди Египта", т. е. лично охранял каждый еврейский дом, на всех просторах земли Египта. Об этом пишет Раши в комментарии к Шмот, 12:13 "Все открыто Ему, но Святой, благословен Он, сказал: "Я устремлю Мой взор, чтобы видеть, как вы занимаетесь исполнением Моих заповедей, и Я миную вас"".

Теперь, когда мы правильно расставили акценты, становится понятным, почему праздник Исхода назван Песах. Казалось бы, то, что Всевышний миновал дома сынов Израиля – незначительная пикантная деталь огромного эпического полотна. А на самом деле – самое главное (ну, точнее, символическая демонстрация самого главного) во всем, что там произошло: спасение и Исход сынов Израиля. А вот все (все, от начала до конца) произошедшее с египтянами (и их скотом) – одна большая незначительная деталь.

Думаю, излишне объяснять, что эта разница значимостей предназначена для того, чтобы продемонстрировать важность в глазах Всевышнего народа Израиля и (относительную) неважность всего остального Творения. И в частности – Египта и египтян (и их скота). А связана эта принципиальная разница в отношении с тем, что любовь Всевышнего к сынам Израиля – сущностная, а значит, безраздельная и непреходящая. А к остальным творениям – наоборот, обусловленная теми или иными факторами и зависящая от соответствия определенным требованиям, ожиданиям и т. д.

Парадоксальным образом сущностная любовь выражается в детальном внимании ко всем аспектам существования объекта своей любви (и это при том, что любовь там ко всем элементам объекта одинаковая). Чем сущностней, тем детальнее. И наоборот: чем отношение отстраненнее, тем и интерес более общий. При том, что оценка – дифференцированнее. В нашем случае это выразилось в том, что каждого еврейского первенца в ночь Исхода Всевышний хранил персонально. А всех первенцев Египта перебил одним махом. И к тому же мимоходом.

В последнем из комментариев к Шмот, 12:13, Раши приводит еще один мидраш (из все той же Мехильты): "Если египтянин был в доме у сынов Израиля, я мог бы решить, что он спасется. Поэтому сказано: "Не будет на вас мора", – но будет на египтянах, которые в ваших домах. Но если кто-либо из сынов Израиля находился в доме у египтянина, я мог бы понять, что он будет покаран, как хозяин дома. Поэтому сказано: "И не будет на вас мора"".

Почему Раши считает столь естественным предположение, что если еврей находился в ту ночь в доме египтянина, то он заслуживал смерти? Ответ достаточно очевиден: после всего, что произошло между нами и мицрим к тому моменту, объяснить в ночь, от которой все ожидали событий космического масштаба (и в которую еврею заповедано сидеть дома и до утра не казать наружу нос), пребывание нашего человека в доме египтян можно только тем, что речь идет о конченом, в духовном плане, еврее. Вообще никаком. Куда его, если не в утиль? Если по понятиям. Ну, если ты такой солидаризирующийся с египтянами, не смотря ни на что, то получай вместе с ними. В чем вопрос, казалось бы?

А вопрос в том, что Всевышний любит еврея несмотря ни на что. Несмотря ни на какие его (еврея) косяки. Не совсем, наверное, корректное сравнение, но, чисто для наглядности и доходчивости: Всевышний любит еврея, как русская женщина. В смысле безусловности и нерушимости. Вообще не важно, что с тобой и как. Хоть специально старайся заставить разлюбить себя – ничего не поможет. Пока сама не перегорит. Вот тут начинаются различия: у Всевышнего, слава Б-гу, ничего не перегорает никогда. Но и испытывать Его – не лучшая идея.

Что мы учим из вышесказанного?

Очевидно то, что если Всевышний любит в равной мере всех евреев и заботится в равной мере о каждом из них, то и от нас ожидается то же (см. ВТ, Брахот, 58б: "Рабу положено следовать примеру своего господина"). Любить каждого еврея и заботиться о каждом еврее. Не крутить носом. Не списывать нежелание исполнять свой долг на то, что это какие-то не такие евреи. Неправильные. Не бывает неправильных евреев. Пчелы – бывают. А евреи – не бывают.

И даже неготовность каких-то неевреев приобщаться к еврейству, посещать территории еврейства и т. д., не оправдывает нашу неготовность гоняться за ними там, где они предпочитают обитать, и говоря с ними на их языке, делать все возможное, чтобы достучаться. Ненавязчиво, с одной стороны. Но неуклонно. И не поддаваясь отчаянию (распространенное явление). Как Всевышний спустился на землю ради того, чтобы спасти каждого еврея лично, так и каждый из нас обязан "опускаться" (естественно, не в плане собственного духовного уровня, но в плане материй, с которыми приходится иметь дело) столь низко, сколько понадобится, ради спасения каждого повстречавшегося нам, волей Б-жественного провидения, еврея.

Особенно актуальным все это делает то, что мы стоим на пороге последнего Избавления. Последнего Исхода.

Принципиальное отличие которого от того, первого, в том, что в Египте мы в результате все-таки оставили, согласно мидрашам, четыре пятых своего поголовья. А на этот раз выйдут все. До одного. И хотя Всевышний позаботится об этом в любом случае, от нас требуется сделать все зависящее от нас. Потому что, чем скорее мы справимся с тем, что лежит на нас, тем скорее придет Машиах. О котором сказано, что он соберет всех изгнанников Израиля, отстроит Храм и т. д. и т,д.

Машиах должен прийти с минуты на минутку. Единственное, что его задерживает – это наша нерасторопность. Неудобно, господа. Неудобно.

P.S. Большая просьба: не пользоваться данным материалом в рамках попыток объяснить детям, как Дед Мороз успевает за одну ночь разнести подарки всем детям. Спасибо за понимание.

(Авторизированное изложение беседы Любавичского Ребе, "Ликутей сихот" т. 36, стр. 45-52.)

Источник: ru.chabad.org

Самое интересное