comment
Расскажи нам что полезного ты узнал!
Живи!

Почему страдают праведники?

Почему страдают праведники? – образовательный портал Ваикра

Не дано нам объяснить ни благополучия злодеев, ни страданий праведных.

Пиркей Авот, 4:15

Идея этой статьи возникла при весьма печальных обстоятельствах. После трагической гибели посланцев Ребе, убитых во время теракта в Мумбаи, один почтенный религиозный еврей сказал моему знакомому: «Знаете, я не нахожу объяснения тому, как могло случиться, что эти люди, занятые таким важным, святым делом, погибли». Знакомый передал его слова мне. А я взялся за перо.

Разумеется, я не претендую на то, чтобы в небольшой журнальной статье ответить на вопрос, над которым тысячи лет бьются лучшие умы человечества. Моя задача гораздо скромнее – посмотреть, что сказано об этом в традиционных еврейских источниках и прежде всего в Танахе и Талмуде.

Впервые проблема безвинных страданий праведника поставлена в книге Иова. Не будем здесь обсуждать первую главу этой книги, описывающей своеобразное «пари» между Б-гом и Сатаной. Заметим лишь, что Рамбам считал этот рассказ аллегорией («Путеводитель заблудших», 3:22). Перейдем сразу к сути этой истории.

В стране Уз жил праведник Иов, который был «непорочен, справедлив и Б-гобоязнен» (Иов, 1:1). Внезапно на него обрушились разнообразные бедствия: он лишился всего своего имущества и детей, его поразили страшные болезни. Но главные мучения начались потом, когда близкие друзья, пришедшие навестить страдальца, начали убеждать Иова, что все бедствия, постигшие его, – не что иное, как справедливое наказание за какие-то грехи. Поэтому Иов должен всего-навсего честно признаться в содеянном и покаяться.

Иов, однако, на явку с повинной не согласился и виновным себя не признал, утверждая, что его страдания – не наказание за грехи. Наконец в диалог вступил Сам Всевышний. И что же? «Сказал Г-сподь Элифазу Тайманскому: “Мой гнев разгорается на тебя и на двух твоих друзей за то, что вы говорили обо Мне не так верно, как Мой раб Иов”» (Иов, 42:7).

Иными словами, Всевышний признал реальность ситуации, при которой человек живет праведной, достойной жизнью – и на его долю выпадают тяжкие испытания.

Кстати, обратим внимание и на то, что в книге Иова нет ни одной из распространенных теорий, столь чтимых некоторыми популяризаторами иудаизма. В ней не сказано, что праведный Иов страдал за грехи своего поколения или своих предков, что его нынешние страдания стали искуплением его проступков в прошлой жизни, что Б-г наказывает Иова в этом мире, дабы увеличить его награду в мире грядущем, и т. д. и т. п.

Столкнувшись с проблемой страдания праведников, библейский Иов устоял в вере. Однако Элиша бен Авуя, прославленный мудрец, живший во II веке н. э., подобного испытания не выдержал. В Талмуде приведено три объяснения тому, почему этот знаток Торы стал отступником. Два из них имеют непосредственное отношение к нашей теме. Согласно первому, Элиша не выдержал зрелища казни рава Хуцпита, казненного за то, что нарушил римский запрет обучать Торе. На вопрос палачей, каково его последнее желание перед смертью, рав Хуцпит ответил: еще раз прочесть «Шма…» утром и вечером. После этого его сначала закидали камнями, а затем распяли.

Проходя мимо места казни, «Элиша увидел вырванный язык Хуцпита, который тащила свинья... Сказал он: “Язык, с которого сыпались перлы, ныне лижет прах?!” Тут же и согрешил» (Вавилонский Талмуд, Кидушин, 39б).

Другое объяснение его падения приведено в Иерусалимском Талмуде, в трактате Хагига. Как-то во время прогулки Элиша увидел еврея, взобравшегося на вершину пальмы. Еврей взял из гнезда птенцов, а их мать отпустил. Когда он спустился вниз, его укусила змея, и он умер.

Отпустить птицу, взяв ее птенцов, – одна из заповедей, за исполнение которой Тора обещает долголетие: «Если попадется тебе птичье гнездо... и мать сидит на птенцах или на яйцах, то не бери мать вместе с детьми. Отпустить должен ты мать. А птенцов можешь взять себе, ради твоего блага и продления твоих дней» (Дварим, 22:6, 7). Поэтому Элиша был потрясен увиденным: «В Писании читаем: отпусти мать ради твоего блага и продления твоих дней. Где же благо и где долголетие, обещанные этому человеку?» (Иерусалимский Талмуд, Хагига, 15).

Хотя Элиша бен Авуя стал отступником, его внуки (дети его дочери) были воспитаны равом Йеудой. Один из них, рав Яаков, сам стал известным знатоком Торы. Однажды его спросили о награде за соблюдение заповедей. Подумав, он ответил: «“Награду за исполненную заповедь не обретешь в этом мире”. Он говорил: “Среди заповедей Торы, за исполнение которых обещана награда, нет ни одной, не связанной с воскрешением из мертвых. О почитании отца и матери говорится: „…дабы продлились твои дни…“ (Шмот, 20:12). О птице в гнезде сказано: „Ради твоего блага и продления твоих дней“. Был случай, когда отец сказал сыну: „Лезь на дерево и принеси мне птенцов“. Сын взобрался на дерево, прогнал их мать, взял птенцов, а спускаясь, упал и расшибся насмерть. Где же благо, обещанное (за исполнение обеих заповедей) и где долголетие? Но не об этом мире сказано, а о мире грядущем, – дабы там ожидало тебя благо и там продлились твои дни”» (Вавилонский Талмуд, Кидушин, 39 б).

Слова реб Яакова не вызвали возражений у его коллег. Напротив, один из мудрецов, рав Йосеф, выразил сожаление, что дед рава Яакова, Элиша бен Авуя, не рассуждал подобным образом, – тогда он наверняка не стал бы отступником.

Разумеется, все сказанное выше не означает, что праведный, достойный человек непременно должен страдать. Напротив, он может прожить свою жизнь в счастье, любви и достатке. Однако нет прямой связи между соблюдением заповедей и благополучной жизнью в этом мире.

В Талмуде есть и другие схожие высказывания. К примеру, Рава (вавилонский мудрец IV века) говорил: «Сыновья, продолжительность жизни и пропитание (то есть заработок) зависят не от заслуг, а от удачи» (Вавилонский Талмуд, Моэд катан, 28а). «Заслуги», о которых в данном случае идет речь, – это как раз изучение Торы и соблюдение заповедей. В доказательство Рава приводил Рабу и рава Хисду. Оба были великими знатоками Торы и праведниками, чьи молитвы удостаивались немедленного ответа. При этом рав Хисда умер в возрасте девяноста двух лет настолько богатым, что кормил белым хлебом собак и сыграл в своем доме шестьдесят свадеб. Раба же дотянул только до сорока, жил впроголодь и похоронил всех своих детей (Вавилонский Талмуд, Моэд катан, 28а).

Таким образом, мы нашли «еврейский» ответ на вопрос, заданный в начале статьи. Однако мне кажется, что человек, задавший его, знал Талмуд гораздо лучше меня. И найти соответствующие цитаты не представляло для него большого труда. Поэтому рискну предположить, что на самом деле он хотел задать несколько другой вопрос: почему Б-г создал мир именно таким? Почему Он не вмешивается, позволяя праведникам страдать, а злодеям торжествовать?

Конечно, «правильного» ответа на этот вопрос не знает никто, поскольку «Мои пути – не ваши пути, и Мои мысли – не ваши мысли…» (Йешаяу, 55:8, 9). Тем не менее позволим себе привести некоторые соображения, высказанные в классических еврейских источниках.

Первое из них высказал рабби Ицхак Абуав, испанский раввин второй половины XIV века. По его мнению, если праведникам в этом мире будет выпадать только благо, а грешникам – одни страдания, это приведет к полному уничтожению естественного миропорядка. Ведь в этом случае праведники смогут безболезненно пить яд, падать с высокой скалы. Они будут засевать бесплодное поле и снимать с него богатый урожай. Даже дождю придется выпадать избирательно – поливать поле праведника и не давать ни капли воды находящемуся рядом полю грешника. Иными словами, естественный порядок вещей, о котором сказано: «И увидел Б-г: все, что Он создал, очень хорошо…» (Берешит, 1:31), – будет полностью ниспровергнут (Ицхак Абуав, Менорат а-маор).

Другой ответ мы найдем в трудах Рамбама, величайшего раввина и философа Средневековья. А точнее – в его рассуждениях о свободе выбора.

По мнению Рамбама, человек – единственное создание, наделенное возможностью свободного выбора: «У каждого человека есть свобода выбора: если хочет идти по правильной дороге и быть праведником – он имеет возможность это сделать. А если хочет свернуть на дурную дорогу и быть злодеем – он имеет возможность это сделать... Человеку нет аналога в материальном мире в том, что человек сам, своим сознанием отличает плохое от хорошего и действует в соответствии со своей волей, и нет ничего, что могло бы удержать его от совершения хорошего или дурного поступка» (Мишне Тора, «Законы раскаяния», 5:1).

По мнению философа, свобода выбора, которая есть у человека, – не случайность, но часть изначального замысла Творца, пожелавшего создать человека непременно свободным: «Tак же, как Создатель пожелал, чтобы огонь и воздух поднимались вверх, а земля и вода опускались вниз, чтобы сферы вращались по окружности и чтобы все остальные создания вели себя в соответствии с заложенными в них качествами, – так пожелал [Создатель], чтобы у человека была свобода выбора, чтобы все его поступки контролировал он сам, чтобы никто не вынуждал и не склонял его, но он сам, при помощи сознания, данного ему Г-сподом, совершал любые поступки, которые человек может совершить» (Мишне Тора, «Законы раскаяния, 5:8).

Подробное обсуждение философии Рамбама не входит в задачу этой статьи. Поэтому просто зафиксируем: Всевышний, по Рамбаму, хотел, чтобы человек был свободен и выбирал добро без принуждения.

А теперь вернемся к нашей проблеме. Допустим, награда за соблюдение заповедей и наказание за грехи придут уже в этом мире: все праведники будут благоденствовать, все злодеи – страдать и мучиться, каждое доброе дело – вознаграждаться, каждый недостойный поступок – незамедлительно караться. Можно ли будет в этом случае сказать, что человек обретет свободу выбора соблюдения заповедей и отказа от греха? Или же свободы в таком выборе будет не больше, чем в решении взрослого нормального человека не прыгать со скалы или не совать пальцы в розетку? Теоретически, конечно, такие поступки возможны, но кто же в здравом уме и твердой памяти сделает это?

Иными словами: если Всевышний, как считал Рамбам, хотел, чтобы соблюдение заповедей действительно было результатом свободного выбора, а не принуждения, Он должен был создать мир именно таким, каков он есть: существующим в соответствии с естественным порядком, при котором нет очевидной связи между праведностью и благополучием, соблюдением заповедей и процветанием.

Несомненно, этот мир получился жестоким, временами даже страшным. И многим из нас хотелось бы совсем другой жизни, в которой, как в сказке, добро всегда побеждало бы зло, праведники торжествовали, а злодеи несли заслуженное наказание. Однако за жизнь в таком мире человечеству пришлось бы заплатить своей свободой.

Возможно, многим эта цена не показалась бы чрезмерной, однако «наверху», похоже, считают иначе. По крайней мере, если верить Рамбаму.

Автор: Евгений Левин
Автор изображения: Бен Шан

© "Лехаим"