comment
Расскажи нам что полезного ты узнал!
Учись!

Надежда, раскатанная по бревнышку

Надежда, раскатанная по бревнышку – образовательный портал Ваикра

Среди материалов, которые требуются для возведения скинии, упоминаются бревна "дерева шитим". Точнее, бревна не упоминаются. Сказано (Шмот, 25:5) просто "дерево шитим".

Выяснять, как называется дерево шитим на русском, мы даже не будем пытаться. Во-первых, все равно ничего не выясним. В лучшем случае – перечислили бы существующие версии, каждая из которых имеет свои резоны. Во-вторых, это не важно. Нам скинию не возводить. Давайте, для собственного душевного спокойствия, считать что шитим – это реликтовое дерево, существовавшее только для того, чтобы послужить материалом для скинии. Вот как цветные единороги – тахаши существовали только для того (и до того), чтобы их шкурами можно было затянуть каркас скинии.

А что тогда? Тогда посмотрим, что вызывает вопросы у Раши. Раши, комментируя слова "дерево шитим", пишет: "Откуда взяли они это в пустыне? Рабби Танхума разъяснял: "Наш отец Яаков пророчески предвидел, что сыны Израиля возведут скинию в пустыне. Он доставил аразим в Египет и посадил их, и повелел своим сыновьям взять их с собою при исходе из Египта". Аразим – это те же шитим, только в профиль. А еще, в общеупотребительном значении, аразим – это кедры.

Итак, вопрос: откуда сыны Израиля взяли древесину? Причем древесину не только определенного вида, но и определенного размера (в этом же недельном разделе, ниже, говорится о размерах балок, которые нужно напилить из стволов шитим: десять локтей длина!). Ответ понятен.

Стоп! А понятен ли ответ?!

Рабби Танхума приводит мидраш. Раши, цитируя рабби Танхуму, тоже цитирует мидраш. Но Раши, как много раз объяснялось – не составитель антологии мидрашей! Раши объясняет прямой смысл слов Писания. Основываясь на них самих. Так почему бы Раши не ответить на свой действительно напрашивающийся и задаваемый многими комментаторами Писания вопрос по-простому: купили у торговцев, которые, не секрет, в большом количестве курсировали по синайскому полуострову (см. историю продажи Йосефа). Или другая приводящаяся во многих источниках версия: шитим росли в рощах в окрестностях горы Синай. Как специально. В смысле, специально. И просто и понятно.

Толкователи Раши совершенно справедливо обращают наше внимание на то, что ниже (Шмот, 35:24) прямым текстом сказано: "И всякий, у кого нашлось дерево шитим". Т.е. на возведение скинии жертвовали то, что было припасено заранее, а не добыто после получения заповеди. То, что евреи где угодно что угодно достанут – об этом легенды уже три тысячи лет ходят. Это и без Раши понятно. А вот про массовую способность к провидению – это интересно. Это нужно пояснять..

Проблема в том, что Раши отвечает на вопросы по мере их (вопросов) возникновения. Не стал бы он отвечать на вопрос, который возникнет десятью главами ниже – десятью главами выше. Он же пишет для тех, кто читает Пятикнижие первый раз и элементарно не знает, что там будет сказано дальше.

Чтобы разобраться, что к чему, следует обратить внимание на то, что приношения для возведения скинии Тора заповедует "взять": "возьмите вознесение", "возьмете вознесение", "вознесение, которое возьмете". На первый взгляд, "вознесение", как и "приношение", дают. Это налоги берут, десятины и т. п. А тут, с одной стороны, принципиально важно, чтобы было добровольно. А с другой – "возьмите". А взиматели в этой истории и не предусмотрены: сами придут и сами все дадут. Так что за "возьмите"?

Судя по всему, это указание на то, что все необходимое для скинии уже заранее было припасено и отложено именно для этой цели. И не нужно было совершать никаких дополнительных действий, кроме как передать приготовленное Моше. "Возьмите" – в смысле, возьмите то, что заготовили. Вот если бы было сказано "дайте", "пожертвуйте" и т. д., это бы подразумевало, что от приносящих требуется некое усилие. Большое или малое. А "возьмите" – это об уже готовом.

И, похоже, это то, что имеет в виду Раши, когда, поясняя слова "возьмете мне вознесение" (25:2), пишет: "Выделенная, отделенная. Пусть выделят Мне из своего достояния доброхотный дар". Выделение из имеющегося. Из готового.

Соответственно возникает вопрос: кто, отправляясь в пустыню, убегая от войска фараона, захватывает с собой бревна? Золото, серебро, драгоценные камни, даже бараньи шкуры – любой. А бревна – никто. Кроме тех, кто точно знает, что ему в пустыне эти бревна позарез понадобятся и заменить их будет нечем. И вот тут мидраш рабби Танхумы все расставляет по своим местам: откуда, почему, почём.

Кстати, следует обратить внимание на формулировку Раши: "Рабби Танхума разъяснял". Во-первых, обычно, когда Раши дает ссылку на источник, он пишет что-то типа "сказано там-то" (в нашем случае "сказано в мидраше Танхумы"). Во-вторых, рабби Танхума, на первый взгляд, не разъясняет слова Писания, но лишь вносит ясность в сюжет. Но Раши важно подчеркнуть, что слова рабби Танхумы он приводит именно потому, что они объясняют выбор Писанием глагола "взять" для описания того, что должно собой представлять получение возношений на возведение скинии. Как было объяснено выше.

О том же и объяснения Раши (Шмот, 25:4) к словам "и синету" ("Шерсть, окрашенная кровью хилазона (вид моллюска), зеленоватого (или, по другим мнениям, синеватого или голубоватого цвета) "), "и пурпур" ("Шерсть, окрашенная в цвет, который называется пурпуром"), "и виссон" ("Это лен"). На первый взгляд, Раши объясняет значение слов. Но если присмотреться, то что это за объяснение: "пурпур – это краска, которая называется пурпур"?! (Впрочем, мы выше тоже договорились, что дерево шитим – это дерево, которое называется шитим. Но то мы! А то – Раши!). А что касается "виссона", то он уже упоминался выше (Берешит, 41:42), и там Раши не счел нужным ничего объяснять. Значит счел, что речь идет о чем-то, известном любому пятилетнему ребенку. Что изменилось с тех пор?

А дело в том, что Раши объясняет не что это, а откуда это в багаже беглых из Мицраим сынов Израиля.

То, что у сынов Израиля были многочисленные стада мелкого рогатого скота упоминается регулярно. Поэтому нет ничего более естественного, чем наличие у них огромного количества шерсти (покрашенной в различные модные цвета). И бараньих шкур, заодно.

А виссон – это лен: титульное растение Египта (см. Раши к Берешит, 2:11: "Нил называется Пишон – потому что там выращивают лен ("пиштан"). Как сказано о Египте: "И будут посрамлены обрабатывающие лен" (Йешаяу 19:9)"). Уйти из Египта без льна, это как уехать из России, а потом вернуться. Нет. Т.е. да, но мы не о том. Это как уехать из России без матрешки.

Всему, что требовало объяснения в списке возношений для скинии, откуда взялось, у Раши такое объяснение нашлось. Простое до очевидности. И только факт наличия у сынов Израиля дерева шитим потребовал привлечения слов рабби Танхумы.

И тут возникает встречный вопрос: если праотец Яаков знал, что сынам Израиля понадобится в пустыне дерево шитим, то он не мог не знать, что его можно достать там же в пустыне. Купить или нарубить. Зачем вся эта морока с доставкой шитим в Мицраим, их посадкой там и лесоповалом в самое подходящее время: в канун Исхода. Не слишком ли много возни?

Конечно, на это можно ответить, что мы же договорились: "взять". Все необходимое для скинии должно было уже быть в распоряжении сынов Израиля на момент получения повеления. И, очевидно, праотец Яаков позаботился, чтобы у его потомков было наготове дерево шитим. Которое без его пророческой подсказки никто не захватил бы.

Но как-то это странно: получается, что заповедь сформулирована таким образом, чтобы вынудить праотца Яакова носиться с деревьями. К чему бы такие сложности?

Намек на ответ на эти вопросы мы находим в имени цитируемого и упоминаемого Раши мудреца: рабби Танхумы. Танхума – от "нехама" (утешение). И то, что праотец Яаков "доставил шитим в Египет и посадил их, и повелел своим сыновьям взять их с собою при исходе из Египта", было актом утешения сынов Израиля.

В Египте, оглядывясь назад, можно уже признаться, было от чего прийти в отчаяние. И до того, как каждого младенца мужского пола начали бросать в реку, которую называли, в том числе, Пишоном. Тем более – после того, как начали. Да и в целом условия рабства были лишь немногим лучше, чем в сталинских лагерях.

Что же поддерживало дух сынов Израиля и их веру в избавление? Вид рощ дерева шитим, которые им предстояло не забыть выходя. Свидетельство предопределенности Исхода. В том, что предсказания Яакова исполнится сомневались не больше, чем в факте собственного существования. А может и меньше.

Позаботиться о том, чтобы его потомки запаслись шитим для скинии, Яаков мог и иными способами. Но он избрал тот, что избрал, для того, чтобы деревья шитим, до того, как превратятся в балки длиной в десять локтей, успели послужить маячками надежды на Избавление.

Потому-то праотцу Яакову и понадобилось привозить ростки деревьев надежды из Земли Обетованной. Хотя, наверняка, их можно было раздобыть и в Египте. Символика – так символика: деревья должны были напоминать о мире вне Египта. О Земле, в которую сыны Израиля должны были вернуться. Должны были в силу непреложного пророчества.

В советской армии, пропади память о ней пропадом, утешали себя, приговаривая, что "дембель неизбежен". А сыны Израиля в Египте смотрели на деревья шитим, ростками привезенные с их родины и т. д.

Поскольку рабство в Египте стало архетипом всех последующих изгнаний сынов Израиля, включая это – последнее, то и идея "утешения", на которую намекает в своём разъяснении рабби Танхума, актуальна для нас. Должна быть актуальна. Но каким образом?

В святых книгах пребывание в изгнании сравнивается с переходом пустыни, по ходу которого следует умудриться возвести скинию. Т.е. место принципиально непригодное для существования кого-либо, кроме жуков-скарабеев, змей, скорпионов и бедуинов, превратить в жилище для Всевышнего.

А в конце (успешном) пути удостаиваются исполнить заповедь о возведении святилища уже в прямом, а не переносном смысле: возводят Храм. В нашем случае Храм спустится с Неба. Зато благодаря его слегка сверхъестественному происхождению он станет воплощением всех прежних храмов. Включая самый первый – скинию Моше.

Но это – в конце, как было сказано, до которого еще нужно дожить, не потеряв надежду. Которую по сей день дают те самые деревья шитим праотца Яакова.

Праотец Яаков был главой сынов Израиля и обладателем особой души, которая является источником и средоточением всех душ сынов Израиля. И во всех поколениях есть его преемники – главы сынов Израиля, души которых являются источником, средоточением и залогом единства всех душ сынов Израиля в поколении данного главы поколения. Не случайно рабби Танхума, говоря про деревья шитим, упоминает "аразим". В Писании "аразим" символизирует праведников. Как сказано: "Праведник как эрез вознесется".

Деревья шитим-аразим символизируют глав поколений, которых праотец Яаков "доставил в Мицраим" (и череду последующих изгнаний), чтобы те являлись для евреев своих поколений источником надежды, веры и любви.

Вот что греет сердца евреев в ледяной пустыне изгнания. (Лед мне понадобился потому, что если бы пустыня была обычная, а не ледяная, то сердца нужно было бы охлаждать, а не согревать. А это уже какая то ерунда: какой это еврей с холодным сердцем?).

Вот-вот должен прийти Машиах. Прийти, вывести нас из изгнания, даровать Избавление, отстроить Храм, вернуть нам всех наших глав поколений. А также родных и близких. И бабушек. Потому что избавление без бабушки – деньги на ветер, как известно.

(Авторизированное изложение беседы Любавичского Ребе, "Ликутей сихот" т. 36, стр. 142-148.)

Источник: ru.chabad.org

Самое интересное