comment
Расскажи нам что полезного ты узнал!
Живи!

«Ожесточил Б-г сердце фараона»

«Ожесточил Б-г сердце фараона» – образовательный портал Ваикра

Как мы помним, Всевышний, посылая Моше в Египет, честно предупредил будущего «отца пророков», что его миссия столкнется с определенными трудностями, поскольку владыка Египта не захочет отпустить на свободу своих рабов: «Я знаю, что [фараон], царь египетский, не позволит вам идти, если не принудить его рукою крепкою» (Шмот, 3:19).

Именно так все и произошло. Фараон согласился отпустить евреев лишь после того, как на Египет обрушились десять страшных ударов (казней). И даже тогда его решение не было окончательным. Прошло несколько дней, и владыка Египта, раскаявшись в своей «слабости», бросился в погоню за бывшими рабами.

История знает немало примеров гордых, самолюбивых правителей, не готовых признать свое поражение ни при каких обстоятельствах. Однако в нашем случае возникает некая проблема: согласно простому пониманию текста Торы, фараон не отпускал евреев не потому, что был горд или упрям, но сам Всевышний не давал ему принять соответствующее решение: «…Ожесточил Г-сподь сердце фараона, и не пожелал он отпустить их» (Шмот, 10:27).

Эти слова Торы у пытливого читателя вызывают по меньшей мере два вопроса: этический — насколько справедливо наказывать людей, действующих по принуждению; и теологический — не противоречит ли этот сюжет одному из основополагающих принципов еврейской религии, что человек обладает свободой воли в выборе между добром и злом? Причем ответ на второй вопрос приобретает особую актуальность в связи с тем, что рассказ о десяти казнях египетских предваряет в Торе историю Исхода, праздника Песах, одно из названий которого — «Праздник нашей свободы».

Наиболее последовательно принцип свободы воли отстаивал Рамбам. И он никак не мог пройти мимо тео­логической проблемы, связанной с этими словами Торы.

Он предложил следующее решение:

«Но иногда человек совершает такой большой грех или множество грехов, что приговор, который выносит ему Истинный Судья, заключается в том, что расплатой за совершенные сознательно и добровольно грехи является отнятие у грешника возможности раскаяться, чтобы тот умер в грехах и был уничтожен <...> Поэтому написано в Торе: “А Я укреплю сердце фараона” (см. Шмот, 4:21; Шмот, 14:4), так как вначале фараон согрешил добровольно, навредив народу Израиля, живущему в его земле, как сказано: “Давайте обхитрим его...” (Шмот, 1:10), то был присужден к отнятию возможности раскаяться, пока не получит полного возмездия; поэтому Святой, Благословен Он, “укрепил его сердце”. Зачем же [Г-сподь] посылал к нему Моше и говорил ему: отпусти [евреев] и раскайся? Чтобы продемонстрировать всем живущим, что, когда Святой, Благословен Он, отнимает у грешника эту возможность, тот не может раскаяться, но умирает в своем злодействе, изначально совершенном по собственной воле» (Мишне Тора, 3аконы раскаяния, 6:4-6).

Фараон и египтяне, угнетая евреев, действовали сознательно и совершенно свободно и, следовательно, должны были понести наказание за свои преступления. Однако известно, что в случае раскаяния наказание может быть уменьшено или даже совсем отменено (как, например, в случае с жителями Ниневии, которые раскаялись по слову пророка Йоны). Поэтому Всевышний лишает некоторых преступников Своей помощи в покаянии, чтобы не дать им легитимной возможности избежать наказания.

Каким же образом Он «ожесточил сердце фараона», лишив его возможности своевременно покаяться в совершенных им злодеяниях? Рамбам не дает прямого ответа на этот вопрос. Но другие примеры, которые он приводит в подтверждение своей теории, позволяют сделать определенные предположения:

«Также Сихон, по грехам своим, заслужил отнятие возможности раскаяться, как сказано: “...ведь ожесточил Г-сподь, Б-г твой, его дух, и укрепил сердце” (Дварим, 2:30). И также у кнаанейских народов, за мерзости, которые они творили, отнял Г-сподь возможность раскаяться, пока они не начали войну с Израилем [чтобы Израиль мог их уничтожить], как сказано: “Ведь от Г-спода это было — укрепить их сердце перед войной с Израилем, чтобы изгнать их” (Йеошуа, 11:20)!» (Мишне Тора, 3аконы раскаяния, 6:7).

Kнаанские племена воевали с Израилем не потому, что их гнали в бой какие-то сверхъестественные силы, но по вполне прозаичным земным причинам — защищали свою землю, свободу, имущество. Иными словами, действуя в своих интересах и руководствуясь совершенно рациональными соображениями, они, сами того не ведая, дали Всевышнему возможность покарать себя за преступления, копившиеся веками.

Можно предположить, что и в случае с фараоном дело обстояло так же. Отказываясь, несмотря ни на что, отпустить евреев, он действовал, руководствуясь вполне рациональными мотивами — религиозными, экономическими, политическими и т. п.

Чтобы проверить это предположение, вчитаемся повнимательнее в библейский текст.

Первый раз фараон проявил упрямство, когда Моше и Аарон попробовали убедить его отпустить евреев при помощи чудес: «И пришли Моше и Аарон к фараону, и сделали так, как повелел Б-г, и бросил Аарон свой посох перед фараоном и перед слугами его, и стал он гадом. И призвал фараон мудрецов и чародеев — и сделали они, волхвы египетские, то же своими чарами: бросили каждый свой посох, и стали посохи гадами, и поглотил посох Аарона их посохи. Но укрепилось сердце фараона, и не послушал он их, как и предсказывал Б-г» (Шмот, 7:10-13).

Логика фараона представляется очевидной: поскольку его волхвы могли воспроизвести чудо, сотворенное Моше, следовательно, Моше — обычный колдун, а не посланник неведомого Б-га. Следовательно, нет оснований относиться к нему серьезнее, чем к любому другому чародею. В этой мысли фараон имел возможность укрепиться по меньшей мере дважды: когда его волхвы сумели воспроизвести первые две казни, которые Всевышний обрушил на Египет, — кровь и лягушек: «И сделали так Моше и Аарон, как повелел Б-г: и поднял Аарон посох, и ударил по нильской воде на глазах у фараона и слуг его, и превратилась вода, что в Ниле, в кровь... И сделали то же самое волхвы египетские чарами своими, и укрепилось сердце фараона, и не послушал он их, как и предсказал Б-г. <…> И навел Аарон руку свою на воды Египта, и навел жаб, и покрыли они страну египетскую. И сделали то же самое волхвы чарами своими, и навели жаб на страну египетскую» (Шмот, 7:20-22, 8:2-3).

Правда, после третьей казни (вши), которую волхвы не сумели повторить, фараон вынужден был признать, что Моше — не обычный колдун, поскольку способен повелевать силами, неподвластными магам и чародеям. После этого владыка Египта готов был даже удовлетворить его требование и позволить евреям совершить жертвоприношение неведомому Б-гу. Но тут Моше предъявил новое требование: «И были возвращены Моше и Аарон к фараону, и он сказал им: “Идите, служите Б-гу, Г-споду вашему! Кто и кто пойдет?” И сказал Моше: “С отроками нашими и со старцами нашими пойдем, с сыновьями нашими и с дочерьми нашими, со всем нашим скотом мы пойдем, ибо праздник Б-га у нас!” И сказал им: “Да будет Б-г с вами так, как я отпущу вас и ваших детей. Смотрите, беда перед вами! Нет: вы, мужчины, пойдите и служите Б-гу, ибо этого вы просите”. И выгнали их от фараона» (Шмот, 10:8-11).

«Ожесточил Б-г сердце фараона» – образовательный портал Ваикра

Казнь лягушками. Амстердамская агада. Напечатана Ашером Амшелем и Иссахаром Бером в мастерской Моше Космана
Эммерика. Гравюры и офорты Авраама бар Яакова. 1695 год

В древнем мире жертвоприношения могли совершать только взрослые здоровые мужчины. Что же до маленьких детей, то в языческих культах их участие в жертвоприношениях, как правило, заключалось в том, что их самих приносили в жертву. Подобные жервоприношения были особенно распространены в Кнаане, где они составляли часть служения одному из самых популярных здешних божеств, Молоху. Детей, принесенных в жертву, засовывали затем в большие кувшины, головой внутрь, и закапывали в землю. В ходе археологических раскопок в Палестине были найдены целые кладбища принесенных в жертву малышей, с явными следами огня на костях.

Фараон, разумеется, прекрасно знал, откуда евреи пришли в Египет. Так что, услышав, что они собираются взять на жертвоприношение детей, он получил прекрасную возможность продемонстрировать свою «гуманность», решительно запретив подобное варварство.

Правда, после нескольких дополнительных казней «моральный облик» евреев перестал волновать фараона. И он готов был отпустить всех евреев, независимо от пола и возраста. Однако появились новые доводы, почему сделать это оказалось решительно невозможно: «И призвал фараон Моше, и сказал: “Идите, служите Б-гу, только весь скот ваш пусть останется, а дети ваши пусть идут с вами”. И сказал Моше: “Даже и ты дашь в наши руки жертвы и всесожжения, и принесем их Б-гу, Г-споду нашему. И скот наш пойдет с нами, ни одного копыта не останется, ибо из него возьмем мы жертвоприношения для служения Б-гу, Г-споду нашему: ведь не знаем мы, как будем служить Б-гу, пока не придем туда”. Но ожесточил Б-г сердце фараона, и не пожелал он отпустить их» (Шмот, 10:24-27).

Иными словами, на этот раз фараон повел себя как рачительный хозяин, понимающий, что потеря еврейского скота будет серьезным экономическим ударом для его страны, особенно после того, как урожай и стада египтян были уничтожены предыдущими казнями. Ведь, как известно, профессиональной деятельностью евреев в Египте было именно животноводство, которым сами египтяне занимались крайне неохотно, считая это занятие презренным. Ради этого их и впустили в страну при правлении Йосефа.

Помимо приведенных выше случаев, Тора еще несколько раз сообщает о том, что Б-г «ожесточил сердце фараона», не сообщая при этом подробностей. Однако мы можем предположить, что и в остальных случаях фараон действовал, исходя из рациональных мотивов и не подозревая, что его поведение способствует выполнению Б-жественного плана: наказать египтян за преступления, совершенные ими «в здравом уме и твердой памяти», и продемонстрировать всему миру величие и могущество Творца.

Автор: Александр Элькин
Обложка: Моше и Аарон во дворце фараона. Гравюра Гюстава Доре из серии «Библейские сюжеты». 1864–1866 годы

© "Лехаим"