comment
Расскажи нам что полезного ты узнал!
Учись!

Переосмысление свитка Эйха | Вступление

Переосмысление свитка Эйха | Вступление – образовательный портал Ваикра

Наступает месяц Тамуз, а, значит, приближаются дни, когда мы вновь скорбим о потере Храма. В этот период принято изучать плач Иеремии, мегилат Эйха, и я хочу предложить уважаемым читателям серию коротких статей, посвященной этой удивительной книге. Идея таких заметок родилась в ходе уроков по книге Эйха с моей дорогой подругой и учителем раббанит Дарой Гольдшмидт.

Тот, кто хотя бы раз знакомился с мегилат Эйха, наверняка заметил, что в тексте не указан автор. В отличие, например, от Шир а-Ширим или Коэлет, где в первых же строках объявляется имя написавшего книгу. Согласно трактату Бава Батра, автором Эйха является пророк Ирмиягу. Но почему пророк не указывает свое имя в мегиле? Мне представляется очень интересным ответ на этот вопрос, которой дает в своих лекциях д-р Яэль Зиглер.

Ирмиягу не хочет, чтобы народ представлял его как обвинителя и прокурора после многочисленных упреков народу, которые пророк дал в Книге Ирмиягу (раздел Невиим). Ирмиягу порицал правителей за ошибочную внешнюю политику, делавшую упор на всевозможные союзы с государствами, которые, в конце концов, отвернутся от Иудеи. Нравственное падение евреев южного царства он определяет как ложь и бесстыдство. «Друг над другом издеваются, и правды не говорят; приучили язык свой говорить ложь; грешат до изнеможения» (Ирмиягу 9;4) За все эти пророчества Ирмиягу был обвинен в предательстве, люди высмеивали и оскорбляли пророка. В его родном городе Атаноте его даже пытались отравить, положив в пищу яд. (Ирмиягу 11;19-20) Его не раз подвергали заключению. Сановники царя Цидкиягу требовали для пророка смертной казни за предсказания о Вавилонском изгнании, считая, что «…подобными речами он лишает силы руки воинов…желает народу не благополучия, а бедствия» (Ирмиягу 11;4-7).

При этом Ирмиягу, скрывая свое имя в мегиле, не хочет, чтобы его плач о потерянном Храме и разрушенном Иерусалиме выглядел как акт мщения.Он не хочет сказать евреям: «Вот, вы не слушали моих слов, и поэтому постигло вас это горе!». Ирмиягу выступает в мегилат Эйха как анонимный представитель народа Израиля, переживающий трагедию. Недаром он называет себя «я – муж, видевший бедствие» (3;1). Пророк един со своим народом. Рассказывается в мидраше, что Ирмиягу вышел вместе с изгнанниками и дошел до реки Евфрат. Навуходнецар, узнавший о предсказаниях пророка, приказал освободить его и не причинять зла. Но тот отказывался уходить, настойчиво прибиваясь к пленникам. В конце концов, по слову Вс-вышнего он возвратился в Иерусалим. (Псикта рабати; Шохер тов 137)

Три книги принадлежат перу Ирмиягу: Малахим, где рассказывается история, приведшая к трагедии разрушения Храма; Книга Ирмиягу, в которой пророк передает слова Творца; Эйха – эмоциональный ответ на переживания увиденной трагедии. Вместе – это три вектора, сходящиеся в одной точке. Взгляд с трех сторон на одно и то же событие: с исторической, теологической и эмоциональной точек зрения. Так мы можем оценивать любое событие нашей истории. Например, на трагедию Холокоста мы можем смотреть, изучая исторический фон событий, приведших к Катастрофе, рассмотреть взгляд еврейских мудрецов и, наконец, прочитать горестные свидетельства очевидцев, переживших Шоа. Именно такое изучение раскроет перед нами истинную, полную картину событий.

Марина Грушевская, учитель школы 1621 «Древо Жизни»