Чтоб мне так провалиться - Рав Шауль-Айзек Андрущак - на образовательном портале Ваикра.
Рубрики

Чтоб мне так провалиться

Помочь уроку

В главе Торы “Пинхас” рассказывается, помимо прочего, что “сыновья Кораха не умерли” (Бемидбар, 26:11).

И Раши (цитируя трактат Санъэдрин) комментирует этот стих (весь стих!) так: “Вначале они были в заговоре, однако во время возмущения раскаялись в сердце своем, поэтому для них в преисподней уготовлено было возвышенное место, и они задержались (спаслись) там”.

Некоторые классические комментаторы Раши (в частности, “Сифтей хахамим”) полагают, что Раши ставит своей целью разрешить кажущееся противоречие между сказанным тут (“сыновья Кораха не умерли”) и сказанным выше: “И разверзла земля уста свои, и поглотила их и их дома, и всех людей, которые у Кораха, и все достояние” (Бемидбар, 17:7). На первый взгляд, среди “всех людей, которые у Кораха” никак не может не быть его собственных сыновей! Но если земля поглотила сыновей Кораха, то как же они “не умерли”? И вот Раши объясняет то, что объясняет: сыновья Кораха участвовали в заговоре, поэтому земля поглотила их. Но они вовремя раскаялись, и поэтому для них в преисподней уготовлено было возвышенное место и т.д.

Все, вроде, сходится. Но вот что непонятно: почему Раши все это так подробно расписывает: “Вначале… однако во время…”? Почему бы не ограничиться только имеющим отношение к сути вопроса ответом: “раскаялись, и поэтому и т.д.”? Ведь выше (16:7) он именно так и поступает: пишет (объясняя причину ошибки Кораха) про сыновей Кораха: “Потому что его сыновья раскаялись”. И тем и ограничивается.

Похоже, Раши пытается попутно объяснить, не только почему и как сыновья Кораха уцелели, но и почему они чуть не погибли. А чуть не погибли они потому, что в заговоре участвовали и о раскаянии помыслили лишь “в сердце своем”. Слава Б-гу, и этого хватило для спасения. Но страху пришлось натерпеться. Заслужили.

К сожалению, все еще остаются кое-какие вопросы.

Ну, например. Раши пишет, что сыновья Кораха участвовали “в заговоре”. Не в распре – в заговоре! Т.е. они были заговорщиками. Активными участниками замысла!

Подпишитесь на рассылку платформы VAIKRA и получайте самые интересные уроки с сайта на E-mail, What's App или Telegram
Всем подписчикам в подарок 4 уникальные книги!

Спрашивается: зачем Раши такое навешивать на сыновей Кораха? В тексте вроде нет ничего, указывающего на нечто подобное. Факт: оба классических перевода Пятикнижия на арамейский сходятся во мнениях, что сыновья Кораха к его затее отношения не имели! Почему же Раши не только примазывает их к делу, но и записывает в главари?

Да даже если бы нашлась причина сказать, что согласно прямому смыслу слов Писания сыновья Кораха были ближайшими сподвижниками своего папы, зачем упоминать об этом в контексте комментария, посвященного обстоятельствам их раскаяния и спасения?!

Или вот еще. Раши пишет: “Однако во время возмущения раскаялись”. Почему именно “во время возмущения”? Почему не позже? Скажем, под впечатлением отповеди Моше. Или даже в распоследний момент – когда земля начала развергаться. Это бы гораздо лучше объяснило причину, по которой они все-таки провалились, хоть и спаслись?

И, наконец, зачем подчеркивать, что раскаялись сыновья Кораха только “в сердце своем”?

Короче говоря, такое впечатление, что Раши – друг не сыновьям Кораха, а тому льву! Хотелось бы понять, так ли это.

Судя по всему, то, что вызывает у Раши такую массу вопросов – это необычность (чудесность!) и наказания (земля под ними разверзлась), и спасения (“для них в преисподней уготовлено было возвышенное место”), которые выпали на долю сыновей Кораха. Уж больно парадоксальная картинка получается: проваливаются сквозь землю, чтобы там (в преисподней!) оказаться на специально для них приготовленном возвышении. И иметь возможность расположиться с удобствами, без театральных раскачиваний над бездной и т. д.

Раши объясняет это так: сыновья Кораха раскаялись уже во время распри, т. е. на достаточно начальном этапе замеса. Но сделали это только “в сердце своем”. Молчком. А внешне все выглядело так, как будто они и не думали раскаиваться!

(Правда, в комментарии к Псалмам Раши пишет, что сыновья Кораха раскаялись и отстранились от заговорщиков в момент начала распри. Но комментарий одного и того же Раши к Псалмам и к Пятикнижию – это совсем разные сочинения, разные подходы, разные принципы и т. д.)

Т.о. странность наказания (и спасения) была симметрична странности поведения персонажей: и те раскаялись, но этого никак не продемонстрировали, и их на глазах у всех ухнули в преисподню вместе со всеми участниками распри, но при этом упасть не дали и т. д. Да, для них приготовили возвышение. Но где? В преисподней!

Судя по всему, Раши отвечает еще на один напрашивающийся вопрос. Сыновья Кораха не умерли, ибо раскаялись и т. д. Замечательно. Но почему об этом рассказывается в недельном разделе “Пинхас”, а не “Корах”, где этой увлекательной подробности самое место? Что это за мхатовская пауза? Мы же два с копейками раздела думали, что они погибли! Разве можно так нервировать людей? Почему бы не сообщить о спасении сыновей Кораха по месту описания гибели их подельников?

Понятно, почему нужно упомянуть факт спасения сыновей Кораха тут. Поскольку выше было сказано, что все, которые у Кораха, провалились в преисподнюю, то когда упоминаются живые и здравствующие потомки Кораха, возникает вопрос: откуда? Ответ: сыновья Кораха не умерли. Они засели на приготовленных для них возвышениях и неплохо там устроились. Вот, даже расплодились и т. д.

Однако это не снимает вопроса, почему о спасении сыновей Кораха не было сказано по ходу рассказа о гибели их отца и его последователей? Тогда бы и здесь вопроса не возникло!

Есть мнение, что это – из уважения к Моше, пообещавшему: “А если творение новое сотворит Господь, и разверзнет земля уста свои, и поглотит их и все им принадлежащее, и они сойдут живыми в могилу, то узнаете, что прогневили эти люди Господа” (16:30). Если бы было упомянуто про спасение сыновей Кораха, получилось бы, что слово Моше осталось не сдержанным. А с другой стороны, почему же не было сдержано? Моше обещал что? “И разверзнет земля уста свои, и поглотит их и все им принадлежащее, и они сойдут живыми в могилу”. Все сбылось! А то, что кто-то раскаялся и спасся (после того, как провалился) – так Моше больше всего этого хотел! Это еще одно сбывшееся его пожелание!

Обратим внимание вот на какой момент. О наказании Кораха и его товарищей сказано “И сошли они и все им принадлежащее живыми в могилу, и покрыла их земля, и пропали они из среды общины” (Бемидбар, 16:33). На русском этого не передать, но в оригинале слово “община” предваряется префиксом, являющимся аналогом определенного артикля. Т.е. речь идет о некоей конкретной общине.

Возможно, имеется в виду, что из среды общины тех, кто были свидетелями их участия в распре (что там у них на уме было – кто ж мог знать?), сыны Кораха пропали. В том числе и в том смысле, что те остались в уверенности в безвозвратной погибели сыновей Кораха, вместе с прочими. А вот тем, кто не был свидетелем их сомнительного поведения (в частности следующему поколению), это уже было не нужно. Пропали? Пропали. А теперь нашлись? Ну, и слава Б-гу, что нашлись!

Иными словами, наказанием за недемонстративность раскаяния стала недемонстративность современникам-свидетелям (“и пропали они из среды общины”). Но не более того. Закончились современники – закончился срок наказания. И вполне вероятно, сыновья Кораха выбрались обратно на поверхность.

Соответственно, в разделе “Корах” говорить о том, что сыновья Кораха не умерли, было рано – чтобы не смущать современников. А вот к времени событий, описываемых в разделе “Хукат” (и далее), “среди них не было никого из тех, о ком было вынесено предопределение, ибо скончались уже (обреченные) на смерть в пустыне, а они принадлежали к тем, о которых написано: “все вы живы в сей день”” (Раши, 20:22). Так что уже можно было признать, что сыновья Кораха не умерли. Не осталось общины, из среды которой они должны были пропасть.

Однако кое-что все еще остается непонятным. О том, что сыновья Кораха не умерли, Тора сообщает нам в продолжение разговора о состоянии дел в колене Реувена, в распре Кораха лишившегося Дотана и Авирама, сыновей Элиава. Но сыновья Кораха – из колена Леви! Почему бы не рассказать об их чудесном спасении по ходу повествования о происходившем с коленом Леви?

На первый взгляд, все просто: вспомнили Датана и Авирама, упомянули и развержение земли. Упомянули развержение земли – по ассоциации перескочили на сыновей Кораха.

Но с другой стороны, странно: сыновья Кораха – раскаявшиеся молодцы, удостоившиеся неслыханного чуда. Какая ассоциация с Датаном и Авирамом, закоренелыми грешниками и злодеями?!

Чтобы ответить на этот вопрос, Раши подчеркивает, что сыновья Кораха “вначале были в заговоре”. Датан и Авирам были главарями заговорщиков. И сыновья Кораха тоже! Они были в заговоре “вначале” в том смысле, что были среди первых инициаторов и организаторов заговора. Тем грандиознее чудо, которого они удостоились в заслугу того, что вовремя “раскаялись”, хотя и только “в сердце своем”.

Целью переписи, в ходе которой упоминается и гибель Датана и Авирама, и спасение сыновей Кораха, было, как пишет Раши (Бемидбар, 26:1), следующее: “Он пересчитывает (свое стадо), чтобы знать, сколько осталось”. При пересчете оставшихся, естественно, пришло время вспомнить о том, что сыновья Кораха-то не умерли! В отличие от Датана, Авирама, папаши своего героического и прочих неисправимых смутьянов.

Короче говоря, перед нами еще одна история о всепобедительности искреннего и полного раскаяния. Ребята были среди зачинщиков распри Кораха. Злодеи 101-го уровня. Не субботу нарушали. Не свинину жрали. Не моавитянок крутили. А прямиком на Ребе ножку задирать удумали. Семейное предприятие у них такое было: грешить и вводить других в грех. А это, вообще-то, как бы непростительная вещь.

Но они раскаялись. Правда, только в сердце своем. Но раскаялись. И этого хватило для того, чтобы они, во-первых, не провалились в преисподнюю до дна; во-вторых, с удобствами расположились там на своих персональных возвышениях; в-третьих, выбрались, когда стало можно, на поверхность; в-четвертых, расплодились настолько, что от их потомков в Храме было не пройти; в-пятых, из их семейки вышел пророк Шмуэль, величием равный Моше и Аарону; и в-шестых, гимны их сочинения были включены в самую любимую книжку еврейского народа – в Псалтырь.

Вот-вот должен придти Машиах. Как постановляет Рамбам, “в конце времен все евреи раскаются и сразу же удостоятся Избавления”. Некоторым кажется это невозможным, чтобы все евреи раскаялись. Что-то в их опасениях есть. Но теперь-то, после того, как мы выяснили, что достаточно хотя бы “раскаяться в сердце своем”, никак это внешне не проявляя, оснований для оптимизма поприбавилось, а?

(Авторизированное изложение беседы Любавичского Ребе, “Ликутей сихот” т. 33, стр. 170-175.)

Источник: ru.chabad.org

Источник

Этот материал – личное мнение автора. Редакция не несет за него ответственность.

Перепечатка материалов приветствуется со ссылкой на vaikra.com

Не пропускай самые интересные публикации для духовного роста. Подписывайся на нас в той социальной сети, которую любишь больше всего: Instagram, Facebook, Telegram.

Рав Шауль-Айзек Андрущак Помочь уроку

В 1991 году прибыл в Израиль для учебы в иешиве. После завершения учебы в иешиве был рабочим, затем чертежником в проектном бюро. Параллельно занимался преподавательской, журналистской и переводческой деятельностью, которая в последние годы стала основной.
Сейчас преподаю, перевожу, пишу, консультирую (он- и офф-лайн) по довольно широкому спектру вопросов, связанных с еврейством.