Дисциплина и границы в семье | Часть 10. Эмпатия: что это такое и какова ее роль в воспитании? - Рав Александр Кутуков - на образовательном портале Ваикра.
Рубрики

Дисциплина и границы в семье | Часть 10. Эмпатия: что это такое и какова ее роль в воспитании?

Седьмая составляющая: Эмпатия (Как справиться с приступами гнева?)

Нет ни одного родителя, который не был бы участником такой сцены: ребенок требует, чтобы ему что-то купили в магазине, слезы льются ручьем, крики разрывают сердце. Как вы поступаете – не обращаете на него внимания, угрожаете ему или уступаете его требованиям?

Какие составляющие процесса установления границ мы с вами упомянули до сих пор? Мы видели непреклонность, решительность, однозначность, надежность, последовательность, применение силы при необходимости и родительскую настойчивость. На первый взгляд, всё это описывает процесс установления границ как жесткий и негибкий, однако это – оптический обман, поскольку ни за одной из этих составляющих не прячутся негативные чувства родителя по отношению к ребенку.

Здесь нет злости и нет жестокости. Нет произвола и нет агрессивности, нет обиды и нет гнева, нет невнимательности и нет отчуждения.

Всё наоборот: авторитетный родитель изливает тепло и любовь. Этот родитель приветствует выражения чувств и прикосновения, этот родитель – самый внимательный к ребенку, больше всех обдумывающий получаемый опыт и старающийся понять своего ребенка, узнать его глубже и осознать его потребности. Этот родитель относится к ребенку с уважением, терпением и огромной чуткостью.

Нетолько нет противоречия и противостояния между установлением границ и любовью, между родительским авторитетом и чуткостью и теплом, — эти две вещи в восприятии и поведении авторитетного родителя неразрывно связаны. Это – две стороны одной монеты, и это – та монета, которая приносит успех.

Я подчеркиваю различие между полезным и необходимым применением силы при установлении границ и вредным насилием, различие между решительностью и агрессивностью. Несмотря на эти сущностные различия, остается опасность, что родитель, сталкивающийся с проблемами дисциплины, скатится от настойчивости к насилию. Чтобы предотвратить это соскальзывание к насилию по отношению к ребенку, в системе построения действенного родительского авторитета есть еще один важнейший принцип – способность родителя к эмпатии. Эта способность спасает родителя от принятия произвольных воспитательных решений и от жестокого поведения, холодного и заставляющего.

Подпишитесь на рассылку платформы VAIKRA и получайте самые интересные уроки с сайта на E-mail, What's App или Telegram
Всем подписчикам в подарок 4 уникальные книги!

Эмпатия – это способность воспринять чувства другого человека, как свои собственные. Это – социальная способность, в основе которой лежит понимание того, что у других людей могут быть чувства, отличные от моих. Это – способность встать на точку зрения другого человека и понять его чувства и нужды. Однако эмпатия отличается от идентификации с другим человеком вот в чем. При эмпатии человек понимает чувства другого человека и его точку зрения, но в то же самое время сохраняет свою точку зрения и свои автономные чувства. Он не переходит на позицию и на точку зрения другого, сохраняя свою.

Что такое эмпатия?

Эмпатия – это встроенный компонент, от которого нельзя отказаться при построении родительского авторитета. Родитель осознает свои чувства и знает, какова его воспитательная цель, но в то же самое время он способен принять в расчет точку зрения ребенка и с уважением отнестись к его чувствам. Это – заботливый родитель, реагирующий на потребности ребенка, но, устанавливая дисциплину, он умеет требовать, а при необходимости – требовать настойчиво и решительно.

Способность авторитетного родителя к эмпатии – это уравновешивающая составляющая, препятствующая излишней авторитарности при принятии воспитательного решения. Это работает так: родитель кладет на одну чашу весов свои желания и нужды, как взрослого и отвечающего за ребенка, а на другую чашу – потребности и желания ребенка. Если он делает это, он с самого начала создает картину, соединяющую в себе большее количество данных, которые помогут ему в конце концов принять подходящее решение.

Эмпатия уравновешивает и ограничивает возможность того, что установление дисциплины приобретет черты авторитарности – то есть станет жестоким, агрессивным, нечутким и слишком строгим.

Но как же всё-таки выглядит на практике эмпатическое установление дисциплины и границ? Как родитель может понимать желания ребенка и одновременно ответить на них отказом? Как он может запрещать или требовать определенного поведения и вместе с этим чувствовать, что ребенку это неприятно?

Что имеется в виду, можно объяснить на простом и очень распространенном примере: ребенок в магазине требует, чтобы ему что-то купили. Родитель отказывается и, может быть, даже пытается оправдаться, обосновать и объяснить, почему. Но – кто бы мог подумать! – зачастую объяснения родителя ребенка не убеждают, и он продолжает капризничать, требовать и хныкать, постепенно повышая тон до громких рыданий, криков и стонов, разрывающих сердце. Немало родителей сталкивались с этой сценой, немало родителей чувствовали при этом смущение и неудобство.

Как не реагировать на плач и крики

Какие есть возможные способы отреагировать на взрыв криков и слез ребенка? Начнем с тех реакций, которые мы не рекомендуем. Несмотря на то, что всем они прекрасно известны и часто встречаются, они плохие – больше или меньше.

1. Уступка – когда драма достигает такой силы, что родитель больше не может ее выдержать, он ломается и покупает ребенку то, чего он так страстно желает. Ясно, что это – тяжкая ошибка, потому что в этот момент родитель своими собственными руками организует себе следующую такую же сцену. А что еще хуже – родитель потерял свой авторитет и ослабил свои позиции в глазах ребенка.

2. Агрессия – поведение ребенка ставит под удар родительскую способность владеть ситуацией, и он ощущает угрозу. Опасения, напряжение и стыд вызывают у него фрустрацию, злость и гнев, которые находят свое выражение в агрессивной реакции. Он может закричать на ребенка или, вместо этого, если он не хочет привлекать внимания, он наклонится к ребенку и страшно прошипит, глядя ребенку прямо в глаза, какую-нибудь преувеличенную угрозу. Он может добавить и щипок, незаметный, но болезненный. В исключительных случаях он может дать ребенку подзатыльник или пощечину (хотя сегодня редко можно встретить родителей, делающих это на публике).

Ясно, что такая агрессивная реакция (словесная, эмоциональная или телесная) не может считаться воспитательной и вообще правильной. Хотя, на первый взгляд, ребенок, с которым так обращаются, становится более дисциплинированным, применение агрессивной реакции в течение длительного времени может иметь далеко идущие нежелательные последствия, и плата изменениями в душе ребенка может быть очень высокой.

3. Игнорирование – у этой реакции, к сожалению, исключительно высокий рейтинг, как среди родителей, так и среди большого числа профессионалов. Эта реакция считается желательной, рассматривается как проявление родительского авторитета и даже рекомендуется: родитель сохраняет твердость своего отказа прислушаться к изматывающему хныканью ребенка тем, что попросту не замечает ни его самого, ни его слез.

Родитель прекрасно чувствует, как трудно не обращать внимания на слезы и крики, но он слышал, что игнорирование – это лучший способ поведения в подобных случаях, и эта вера помогает ему придерживаться такой линии поведения, хотя он и испытывает нервное напряжение, которое старается затолкать поглубже внутрь. Такое игнорирование, как правило, невозможно продолжать долго, если дело происходит в общественном месте.

Более того: поскольку это игнорирование не настоящее (ведь на самом деле неправда, что родитель «не обращает внимания» на происходящее), а всего лишь поза, родителю трудно будет продолжать его достаточно долго. И даже если у него это получится, остается опасность того, что подавляемый гнев в конце концов прорвется, если не сейчас, у всех на глазах, то позже, когда они сядут в машину или вернутся домой.

Теоретически игнорирование считается хорошей реакцией, поскольку поведение, не получающее положительного подкрепления, с течением времени должно исчезнуть. Но на самом деле в диалоге участвуют настоящие действующие души, у которых есть чувства и между которыми устанавливается определенная система отношений. Поэтому в такого рода случаях игнорирование – это вид скрытой пассивно-агрессивной реакции, и именно так оно и воспринимается ребенком, который ощущает себя эмоционально покинутым тем самым родителем, который должен был бы защитить его.

Ясно, что мы не хотим, чтобы наш ребенок испытывал такие переживания. Кто из нас захотел бы, чтобы от него все отвернулись в момент, когда все чувства бурлят? Все говорят о развитии эмоциональной восприимчивости детей. Я сильно сомневаюсь, что игнорирование наших детей, когда они ведут себя «нехорошо», поможет развитию чувствительности их сердца.

С упорством, но и с чувством

Как же правильно ответить на этот вызов?

В распоряжении родителя имеется способность провести полное разделение чувств ребенка и его поведения: эмпатия позволяет родителю понять, вместить в себя, принять и осознать желания и чувства ребенка как легитимные и имеющие право на существование, и в то же самое время – нежелательное поведение ребенка он не будет готов принять, а потому станет требовать, чтобы оно было прекращено и сменилось более положительным. Если так, то это и есть желательная реакция – реакция авторитетного и чувствующего родителя.

Основа для такой реакции – способность родителя «влезть в шкуру» ребенка и понять, что заставляет его поступать таким образом, осознать его чувства и согласиться с легитимностью его желаний с точки зрения самого ребенка. Неужели кто-то из нас так-таки совсем не сможет представить себя на месте ребенка, который крутится по магазину, где так много соблазнительного? Неужели трудно представить себе его неудержимое желание получить игрушку или сладость?

Способность к эмпатии – это способность, совершенно необходимая для того, чтобы быть хорошим родителем. Родитель, который натренировал и развил способность к эмпатии, может пользоваться ею и в случаях вроде этого. Родителю, не отточившему этой способности, будет трудно понять ребенка в таких ситуациях, когда нервы его напряжены из-за капризов ребенка. Такой родитель покорно следует за (явным) поведением ребенка, не замечая его (скрытых) чувств. Его интересует только тот способ, которым ребенок выражает свои чувства вовне, а не сами эти чувства, прячущиеся за плохим поведением, а потому он упускает их.

Родитель, обладающий эмпатией, стоит напротив ребенка, который кричит и безобразничает, и видит то, что лежит за внешним поведением. Он знает, что ребенок не «делает ему назло». Он понимает, что ребенок переживает определенные эмоциональные трудности – и его ранит то, что родитель не откликается, и он страдает из-за того, что его желания не выполняются. Родитель может принять чувства ребенка близко к сердцу, но, вместе с тем, не согласиться на просьбы ребенка (если у него есть на это причины, как понятно).

Поскольку родитель способен разделить принятие чувств ребенка и несогласие с его желаниями, он способен и сохранить спокойствие, и плач ребенка не выводит его из себя, поскольку он понимает его происхождение.

Все мы понимаем ребенка, когда он плачет у врача, и, хотя он кричит и отбивается, мы не сердимся на него и не разражаемся гневом, и в то же время мы не уступаем ему, поскольку знаем, что для него лучше. Давайте и в магазине тоже поймем чувства ребенка и тоже останемся спокойными, и все же не уступим капризам и слезам.

Первый шаг – успокоить ребенка

Реакция родителя состоит из двух частей, разных, но взаимодополняющих: понимание создает в нем способность и готовность принять ребенка и на первом этапе постараться успокоить его: «Лапочка, я вижу, что тебе досадно и ты сердишься. Я понимаю, что ты хотел бы, чтобы я купил тебе это». Родитель может склониться к ребенку и обнять его, или даже взять его на руки, стараясь утешить.

Нужно подчеркнуть, что при этом тон и язык тела не передают слабость и неуверенность, несмотря на определенную мягкость подхода. Наоборот: родитель излучает уверенность в себе и решительность. Как правило, такое поведение срабатывает, и ребенок начинает успокаиваться. Он чувствует, что его «видят» и понимают. Ему не кажется, что его игнорируют или относятся к нему зло и отчужденно. Его эмоциональное переживание положительно, несмотря на то, что он не получил того, чего хотел. Даже если он не полностью успокоится, все же «высота пламени» его прорвавшейся злости спадет.

Действительно, иногда ребенок слишком сильно рассержен, чтобы услышать, что родитель ему говорит, но вы можете быть уверены – сквозь слезы, пинки и вопли он может почувствовать прикосновение понимающего его родителя, который удерживает его любовным объятием. Иногда родителю ничего не останется делать, кроме как уйти, пока ребенок не успокоится, но со временем ребенок, которому повезет и к которому родители будут постоянно восприимчивы, научится извлекать из этого пользу и использовать их отношение для того, чтобы успокаиваться.

Второй шаг – подчеркивание решения

Теперь приходит время второго этапа – продолжения той же фразы: «Лапочка, я вижу, что тебе досадно и ты сердишься. Я понимаю, что ты хотел бы, чтобы я купил тебе это, но, дорогой, — я ведь сказал тебе, что этого я не куплю, так что всё!» (или: «Но, дорогой, ты ведь знаешь, что я не разрешаю конфеты перед едой», или: «Ничего не поделаешь, сегодня я не планировала это покупать», или: «Но, лапочка, я не думаю, что тебе это нужно, потому что у тебя есть почти такая же игрушка дома…»). То есть любое самое короткое объяснение, которое родитель считает нужным дать.

Вместе с тем, объяснение – это то, что в данный момент совершенно необязательно. По всей вероятности, ребенок сейчас всё равно его не примет (может быть, попозже, когда он успокоится, можно будет объяснить ему основания родительского решения). Поэтому, несомненно, можно обойтись чем-то вроде: «Мне тебя жалко, но сегодня я ни в коем случае не смогу это купить».

Это и есть авторитетная эмпатическая реакция. Она включает в себя и хорошее для ребенка – то, что родитель понимает его чувства и желания, — и часть, устанавливающую границы – сообщение, смысл которого: «Довольно! Я – родитель, и я решаю и определяю, что можно, а что нельзя».

Эмпатические взаимоотношения со временем строят положительную и доставляющую больше удовольствия динамику отношений между родителемребенком. Родители и дети, отработавшие такого рода эмпатические взаимоотношения, живут в более спокойной и приятной системе отношений, даже в те моменты, когда между ними возникает конфронтация.

То, что родитель, таким образом, положительно воспринимает своего ребенка, по природе вещей ведет к тому, что и ребенок начинает относиться к родителю так же. Ребенок, который растет в атмосфере эмпатии, к которому относятся дружелюбно и с пониманием, обучается этому и чувствует необходимость тоже проявлять эмпатию и внимание к другим. Это – один из проверенных способов создать гармоничные отношения детей и родителей. Эти качественные отношения, выстроенные в раннем детстве, составляют прочную основу и для дальнейшего пути.

Автор: Малки Рав
Перевод: Александр Кутуков

Этот материал – личное мнение автора. Редакция не несет за него ответственность.

Не пропускай самые интересные публикации для духовного роста. Подписывайся на нас в той социальной сети, которую любишь больше всего: Instagram, Facebook, Telegram.

Рав Александр Кутуков

Путь в еврействе начал с обучения в ешиве в Кунцево. Потом учился в ешиве «Огалей Яаков» у рав Хаггая Прешела.
Занимался изучением Торы, преподаванием, переводами и еврейской журналистикой.
Попав в Израиль, поступил в колель Швут Ами, где учится по настоящее время.
Интересы, кроме Торы, разносторонние и бессистемные.