Дисциплина и границы в семье | Часть 2. Почему крики и запугивания неэффективны? – Vaikra.com
Рав Александр Кутуков

Путь в еврействе начал с обучения в ешиве в Кунцево. Потом учился в ешиве «Огалей Яаков» у рав Хаггая Прешела.
Занимался изучением Торы, преподаванием, переводами и еврейской журналистикой.
Попав в Израиль, поступил в колель Швут Ами, где учится по настоящее время.
Интересы, кроме Торы, разносторонние и бессистемные.

Дисциплина и границы в семье | Часть 2. Почему крики и запугивания неэффективны?

4. Крики

Кричать на ребенка – это тоже не легитимно!

Нужно ли на самом деле объяснять, почему кричать, вопить или просто слишком часто повышать голос на ребенка не может считаться правильным или полезным способом воспитания? По-видимому, к сожалению, нужно, поскольку этот способ часто используется для установления границ в очень многих семьях. Однако следует однозначно заявить: даже если, в отличие от физического насилия, повысить голос на ребенка и закричать на него – это всё же законный и нормальный способ воспитания, это – нежелательный способ установления границ.

Когда на ребенка кричат и повышают голос, в этом содержится элемент агрессии (вербального насилия) по отношению к ребенку, агрессии, которая не может быть желательной. Она происходит, по большей части, из того, что родители в определенной степени теряют контроль над собой. Такой способ воспитания содержит в себе элемент оскорбления, и он не добавляет уважения ни ребенку, ни родителям, кричащим на него. И самое печальное – что в конечном счете оказывается, что этот способ воспитания не работает: тот, кто вчера издавал крики определенного уровня громкости, завтра обнаруживает, что кричит уже на несколько децибел громче. Когда крики используются с большой частотой, их воздействие на ребенка снижается. Он перестает обращать на них внимание.

Тот, кто не убежден, что крики – это не самое лучшее воспитательное воздействие, пусть задаст себе простой вопрос: хотел бы я, чтобы воспитательница / учитель моего ребенка воспитывали его в атмосфере криков? Положа руку на сердце – ни один родитель не хочет, чтобы на его любимого ребенка кричал тот, кто отвечает за его воспитание.

За использование криков родители платят и другую цену: ребенок быстро начинает понимать, как добиться того, чего он хочет: нужно просто вести себя точно так же, как мама и папа. Он понимает, что если ему нужна игрушка, нужно громко кричать, как делают мама и папа. А если он не добивается желаемого криками, нужно угрожать. И в школе он тоже станет пользоваться криком, угрозами и насилием. Директор школы вызовет родителей для срочной беседы, поскольку их ребенок ведет себя неподобающе. Родители, честно стараясь сделать как лучше, дадут ребенку «самое необходимое» — начнут биться в истерике и орать на него: «Почему, ну почему ты кричишь?», «Почему, ну почему ты угрожаешь?» (догадайтесь, почему). А ребенок снова научится от родителей, что нужно кричать. И пошло по второму кругу.

Ясно, что время от времени каждый родитель обнаруживает, что повысил голос. Иногда это даже необходимо, например, в случае опасности, когда родителям необходимо немедленно остановить ребенка. Также понятно, что сердиться на ребенка разрешено, и, опять-таки, иногда это необходимо: как улыбка авторитетного человека обозначает для ребенка, что его поведение положительно, так и гнев служит стоп-сигналом: «Твое поведение для меня неприемлемо, и ты должен немедленно прекратить его!». Однако это не значит, что останавливать ребенка следует непременно криками. Это следует делать настойчиво, а не агрессивно.

5. Пугать

Например, отец не хочет, чтобы его ребенок носился по проходам в супермаркете, и с угрожающим выражением лица бросает бессмертную и прекрасно знакомую всем фразу: «А вот сейчас придет охранник и рассердится на тебя!». Или мама пытается успокоить детей, носящихся по гостиной в доме, и прибегает к фразе типа: «Немедленно прекратите! Сейчас соседи (желательно, как вы понимаете, назвать реальное имя нервного соседа) поднимутся и накричат на вас!». Или: «Ну погоди же! Вот вернется папа, я ему все расскажу, что ты наделал!». Или угроза под маской вопроса: «Ты хочешь, чтобы я завтра рассказал меламеду, как ты ведешь себя дома?».

Иногда запугивание бывает более изощренным: чтобы заставить ребенка почистить зубы, напугаем его: «Вот микробы уже ползут, чтобы сгрызть твои зубки!». И не всегда это говорится для того, чтобы дать ребенку подлинно научное объяснение того, что произойдет, если он не почистит зубы, как полагается. Это говорится для того, чтобы напугать.

Ужасающие, бросающие в дрожь описания микробов, которые разъедают зубы, дырок и пломб, зубного врача и боли – все это используется для того, чтобы вызвать у ребенка страх и заставить его исполнить то, что от него требуют.

Важно понимать, что за запугивания и угрозы рано или поздно придется заплатить, иногда очень дорого. Во-первых, родители, прибегающие к ним, по сути дела признают, что сами ни во что не ставят свои силы и свой авторитет: родитель расписывается в своем бессилии перед ребенком, отказывающимся выполнить то, чего он требует, он признает, что есть кто-то другой (полицейский, охранник, сосед, врач и т.д.), кто может, в отличие от самого родителя, заставить ребенка вести себя, как полагается. В этот момент родитель как будто встает и объявляет: «Ты можешь меня не слушаться. Я все равно не обладаю для тебя авторитетом. Кто-то другой, чужой человек, для тебя более авторитетен, чем я, твой родитель».

Если родители не хотят лишиться своего авторитета – им стоит стараться хотя бы не уничтожать его собственными руками. А если при этом угрозы нереальны («охранник в супермаркете» на самом-то деле не станет кричать на ребенка) или если нет ни возможности, ни желания исполнить их («Если ты не пойдешь – я ухожу!») – следует изначально избегать их, потому что со временем они подточат доверие к родителям.

За использование запугивания придется заплатить и еще одну цену: эмоциональную цену, которую платит ребенок, когда родители пугают его. Ясно, что если ребенок живет в атмосфере угроз (даже если не все они реализуются) может вырасти трусом, превратиться в невротика, страдающего от навязчивых страхов. Он начинает чувствовать, что «весь мир против него», и может оказаться, что дальше он пойдет по жизни в уверенности, что каждую секунду и с любой стороны может прийти беда. Как следствие, его поведение станет «защитным поведением», хотя никакой нужды в этом не будет. Он станет мошенничать / обманывать / драться / убегать, чтобы спастись, хотя никто его не преследует. «И вы будете убегать, и нет преследователя». Его поведение вынудит родителей к «чрезвычайным мерам», они начнут кричать на него и запугивать его, чтобы он не врал / обманывал / убегал. Но именно родители и будут провоцировать это нежелательное поведение собственными действиями, криками и вербальным насилием.

Постарайтесь избежать этого. Запугивание и угрозы – неудачная замена работе по установлению границ.

Не секрет, что дети испытывают прочность границ, поэтому ясно, что в качестве ответа на эту потребность ребенка, необходимую ему для развития, желательно и необходимо, чтобы родители дали ему эти границы. Однако принципиально важно, дать ли ребенку эти границы так, что это окажется правильным и благотворным, или постоянно делать это неправильным способом. Самого по себе установления границ недостаточно, не менее важен способ, которым родители осуществляют воспитательные процессы во время установления границ.

Разумеется, что время от времени все нормальные родители прибегают к не самым рекомендованным способам воспитания, вроде тех, которые мы здесь перечислили. Пока они не применяются на постоянной основе, минимальное их использование в сочетании с максимальным применением десяти шагов установления границ наилучшим образом разовьет способность родителей воплотить в жизнь тип авторитетного и доброго родителя.

А что же это за 10 шагов — мы с вами разберем в следующей части статьи!

По материалам семинаров «Арахим»

Автор: Малки Рав
Перевод: Александр Кутуков

Читайте также:

Не пропускай самые интересные публикации для духовного роста. Подписывайся на нас в той социальной сети, которую любишь больше всего: Instagram, Facebook, Telegram.

Рав Александр Кутуков

Путь в еврействе начал с обучения в ешиве в Кунцево. Потом учился в ешиве «Огалей Яаков» у рав Хаггая Прешела.
Занимался изучением Торы, преподаванием, переводами и еврейской журналистикой.
Попав в Израиль, поступил в колель Швут Ами, где учится по настоящее время.
Интересы, кроме Торы, разносторонние и бессистемные.