Добровольно или принудительно? - Журнал Лехаим
Рубрики

Добровольно или принудительно?

О большинстве заповедей мы знаем, что является их источником — Тора или слова мудрецов. Правда, рядовой «потребитель иуда­изма» — еврей, живущий по еврейскому религиозному законодательству и не обременяющий себя регулярным, глубоким его изу­чением, — как правило, не пользуется этим знанием. Разделение заповедей на «де-орайта» (арам. «из Торы») и «де-рабанан» (арам. «из [слов] мудрецов») остается без применения. На самом деле классификация несколько сложнее — действия, которые еврей совершает, исполняя волю Творца, делятся на три категории: заповеди Торы или пророков, установления мудрецов и обычаи [1]. Все три вида законов следует соблюдать, но между ними есть иерархические отношения. Впрочем, оставим раввинам сложные и сомнительные ситуации.

Так, по поводу отделения десятины (см.: Лехаим. 2011. № 6) мнения законоучителей разделились. (Чтобы читатель мог понять важность и сложность этой на первый взгляд простой заповеди, мы решили привести все три мнения, хотя большинством практикующих раввинов в качестве закона принято третье.) Одни (напр., Баалей Тосафот, Мордехай) считают, что отделение десятины (или, по желанию, одной пятой) от прибыли является заповедью Торы. Другие (напр., Маариль, Таз) — что это установление мудрецов. Любавичский Ребе от имени основателя Хабада Алтер Ребе утверждает, что отделение десятины — установление мудрецов (Шаарей цдака, 80). Однако большинство (напр., Бах, Маарам, Пней Йеошуа, Хават йеор, Швут Яаков, Шеэлат Явец) считают, что это древний обычай, предшествовавший даже дарованию Торы, то есть берущий свое начало в жизни праотцев еще до возникновения еврейского народа.

В самом деле, об Аврааме сказано: «И отдал десятую часть от всего» (Берешит, 14:20). Его сын Ицхак «посеял в той земле и собрал в том году во сто раз больше, и благословил его Всевышний» (Берешит, 26:12) за то, что отделял десятину (Раши. Там же). Яаков обещал: «От всего, что Ты дашь мне, десятину отделю» (Берешит, 28:22).

Кроме общей обязанности отделять десятину по Торе, словам мудрецов или обычаю есть и особая «динамика необратимости». Тот, кто принял на себя отделение десятины и сделал это более трех раз, не может «передумать» (даже если речь идет о местном обычае, ведь в таком случае повседневная практика приобрела статус обета). Даже если вы не произносили вслух обещание отделять десятину и даже не думали об этом, — повторение действия создает эффект обязательства. А обет сильнее установления мудрецов (Хават йеор, Хатам Софер), и порой его нарушение может оказаться и нарушением заповеди Торы (р. Ш.-З. Ойербах, р. М. Кляйн).

Если отделение десятины является решением общины города или многолетним, пусть не оформленным в виде письменного устава обычаем общины, ни один из ее членов не вправе независимо решать, как вести себя в этом вопросе (Риваш, Хават йеор, Хатам Софер).

Если ваши родители или их родители имели обыкновение отделять десятину, вы не вправе прервать семейную традицию, уже приобретшую силу закона, как сказано: «Не оставляй Тору матери твоей» (Мишлей, 1:8).

Отделение десятины имеет временны́е рамки. Тот, кто держит при себе отделенную десятину, задерживая ее передачу по назначению, нарушает, по словам Рамбама, запрет Торы «не задерживай» (Дварим, 23:22).

Подпишитесь на рассылку платформы VAIKRA и получайте самые интересные уроки с сайта на E-mail, What's App или Telegram
Всем подписчикам в подарок 4 уникальные книги!

Казалось бы, чем больше цдаки дает человек, тем лучше. Многие так и поступают, говоря: я уж точно даю больше одной десятой. Такой подход, разумеется, лучше нежелания давать цдаку, но отнюдь не идеален или рекомендован. Раздающий пожертвования щедро, не делая точного расчета, конечно, исполняет заповедь цдаки, но его бизнес не получает от этого никакого преимущества по сравнению с другим. Тот же, кто точно отделяет десятину (или пятую часть), ведет себя со Всевышним как честный деловой партнер. И Всевышний ведет их совместное дело как честный партнер (Аават хесед, 2, 2:6).

Точный расчет важен и с точки зрения еврейской мистической традиции: обычай отделять именно десятую часть (или две десятые) «имеет тайное основание и содержит в себе тайну» (Авкат Рахель, 3; Пеле йоец, мем).

Хотя закон и не запрещает отделять десятину приблизительно, на глаз, все же не следует приобретать такую привычку: это приводит к общей небрежности в делах и в исполнении заповедей (Дерех хаим, Тосфот Йом-Тов). Раббан Гамлиэль [2] любил повторять (Авот, 1:16): «Сделай своим наставником знающего [букв.: сделай себе раввина] [3], и избегай сомнения, и не привыкай отделять десятину на глаз». Внимательный читатель Мишны заметит, что последние два слова стоят в странном порядке: если передать игру слов по-русски, вместо «отделять десятину на глаз» сказано «десятинить глазомером» — תודמא רשעל вместо תורשעמ דומאל — возможно потому, что имеется в виду не неточное отделение десятой части, а отделение десятой части от неправильно рассчитанной базовой суммы. (О том, какая сумма должна служить базой, какие доходы учитываются, а какие нет, какие расходы следует из «базы» вычесть, а какие нет, мы поговорим в последующих статьях.)

Разумеется, пожертвования можно раздавать щедрой рукой, не ограничиваясь точной десятиной, но и в этом случае стоит произвести строгий и точный расчет, отдать десятину или две, а затем — отдельно — сколько душа просит.

Запрет раздавать более пятой части также основан на важном принципе: «Раздающий щедро пусть не раздает больше пятой части, чтобы он сам не нуждался потом в помощи людей» (Установление общины в Уше. Ктубот, 50а). Однако это ограничение, вводящее «потолок» пожертвования, касается не всех. В Шульхан арухе (Йоре деа, 249) устанавливается, что тот, кто может раздать более пятой части, не пошатнув своей экономической самостоятельности, раздает столько, сколько нужно бедным. Современные великие раввины высказывались в том смысле, что все же не следует раздавать более пятой части, если только это не связано с понятием спасения жизни (р. Моше Файнштейн. Игрот Моше, Йоре деа, 1, 143 [на основании слов Рамы в Шульхан арухе]). Иные (Минхат Ицхак, 5:34) считали, что люди состоятельные, положению которых не повредит превышение нормы в 20%, могут давать цдаку и в большем размере — это будет похвальным.

Во второй половине ХХ века Любавичский Ребе не раз говорил, что с приближением Избавления отделение пятой части (Ребе обычно говорил: «близко к пятой части») становится нормой не только для богатых, но и для людей среднего достатка (письма от 12 ава 5714 года, 23 элула 5714 года, 12 тевета 5715 года, 25 хешвана 5720 года и т. д.). Ради освобождения евреев из заключения любой человек может дать более пятой части своего дохода (р. Моше Файнштейн).

Для людей баснословно богатых нет максимальных ограничений (Хохмат адам, 144:10) — они могут раздавать сколько пожелают. Инициатива Билла Гейтса и Уоррена Баффета, призывающих своих соседей по рейтингу «Форбса» отдать на нужды благотворительности половину своего состояния, вполне может служить еврейским миллиардерам образцом для подражания.

______________

[1] Не стоит пренебрежительно относиться к этой категории. Следовать обычаю — не «хорошая привычка», а обязанность, основанная на словах Писания: «Слушай, сын мой, поучение отца твоего и не оставляй Тору матери твоей» (Мишлей, 1:8, в толковании Псахим, 50б) и «Не отклоняйся <…> ни вправо, ни влево» (Дварим, 17:11; Рамбам. Законы об отступниках, 1:2). Не все привычное можно считать обычаем. Не становится обычаем поведение, принятое среди необразованных, а тем более не соблюдающих Закон евреев. Не становятся обычаями привычные действия, если они вошли в жизнь общины по ошибке или в связи с временными обстоятельствами, более не действующими (Маарашдам, респ. Йоре деа, 40). Например, хотя наши предки ходили в синагогу пешком не только в дни, когда ездить нельзя, но и в будни, мы вполне можем пользоваться в будни современным транспортом. Обычай не устанавливается в отношении обстоятельств крайне редких, не повседневных (Сдей хемед, 4, 40:37). Часто говорят: «Обычай Израиля — это Тора», цитируя комментарий Тосфот к трактату Менахот, 20б. И в любом случае, в своей религиозной практике стоит положиться на обычаи предков, ведь «Сыны Израиля, если и не пророки, то потомки пророков» (Псахим, 66а).

[2] Танай первого поколения, глава Сангедрина, I век.

[3] Р. Овадья из Бертиноры объясняет выбор глагола так: сделай себе раввином одного, не учись то у одного, то у другого.

Автор: Александр Фейгин

© «Лехаим»

Источник

Этот материал – личное мнение автора. Редакция не несет за него ответственность.

Не пропускай самые интересные публикации для духовного роста. Подписывайся на нас в той социальной сети, которую любишь больше всего: Instagram, Facebook, Telegram.

Журнал "Лехаим"

Ежемесячный иллюстрированный литературно-публицистический журнал, посвященный истории, культуре и религии еврейского народа. Объединяет разнообразные жанры – художественную прозу, критику, исторические эссе, рецензии и обзоры. Журнал начал издаваться в декабре 1991 года по инициативе Боруха Горина, который стал его главным редактором.