Невозможность расставанья – Vaikra.com

Невозможность расставанья

Вслед за неделей праздника Суккот (в среду 11 октября вечером) наступает отдельный праздник Шмини-Ацерет – Симхат-Тора. Слово «ацерет» означает «собрание», а также «задержка». Сказано о Шмини-Ацерет, что Вс-вышний как бы говорит: «каша алай прэдатхэм» — «тяжела Мне разлука с вами» (буквально — «разлука ваша»). Вс-вышнему словно трудно расстаться с евреями после праздничных дней.

Мудрецы поясняют это притчей: царь пригласил гостей к себе на праздник. Окончился праздник, все разъезжаются и царь говорит: «Тяжело мне расстаться с вами, останьтесь со мной еще немного».

Но, если, так или иначе, разлука неизбежна, чему поможет короткая задержка?! Ответ поможет найти внимательное прочтение слова «придатхэм» (разлука ваша). Со стороны Вс-вышнего связь с евреями вечна и непрерывна. Расставание, разрыв несут только евреи, которые порой отворачиваются от Б-га, отдаляются от Него. Секрет этого отчуждения весьма глубок: разлука евреев со Всевышним проистекает из разрозненности между самими евреями. «Разлука ваша» — разделенность, разрозненность между вами.

Вспомним, что важнейшая заповедь праздника Суккот — заповедь о четырех растениях — символизирует единство евреев. Таким образом, речь идет о празднике единства — между евреями, между Вс-вышним и Его народом. Кончается праздник, развязана вязанка растений, нарушено единство, начинается отчуждение. И говорит Вс-вышний: «Тяжело Мне видеть разделение между вами».

Так становится ясным особый смысл Шмини-Ацерет. Кончается праздничное единство в Суккот, но мы остаемся вместе еще на один день. Но цель Шмини-Ацерет не только в том, чтобы отдалить расставание еще на один день, но и в том, чтобы создать новое единство — на весь год. Единство, возникающее между евреями в Шмини-Ацерет, отличается от того, что уподоблено четырем растениям в праздник Суккот.

Природу единства, возникающего между евреями во время Шмини-Ацерет, можно понять из слов Торы: после того, как в праздник Суккот евреи приносили жертвоприношения за другие народы мира (и жертвоприношений совершалось 70) — в день Шмини-Ацерет в жертву приносились один бык и один баран, словно жертва одного, а не многих.

Если в Суккот евреев объединяет заповедь, то в Шмини-Ацерет — танцы с Торой в руках. А в танце, заметьте, единство не достигается усилием: ведь и природных границ нету, мудрец и простак равны. «Усвоить» Тору каждый может в меру своих способностей, приложенного усилия и помощи Всевышнего, а вот просто обнять свиток Торы и плясать с ним может каждый в равной мере.

В заповеди о четырех растениях объединение отдельных плодов и веток не связано с потерей их особенностей, более того, именно в объединении разнородного с сохранением разнородности и состоит исполнение заповеди. А вот в пляске Шмини-Ацерет, когда руки переплетены и ноги движутся в лад — стирается видимая граница между людьми.

Единство, возникающее между евреями в Шмини-Ацерет, — не объединение отдельных единиц, а органическое единство, внутри которого нет деления.

Когда все евреи, от самых великих мудрецов до самых простых ремесленников, пляшут вместе, нельзя сказать, что один пляшет «мудрее» другого. Нет градаций, все они равны в танце. И поскольку это единство не «собирает», а «уравнивает», оно не исчезает, когда танец кончается.

Сказано об этих днях: «И пошел Яков своей дорогой…» — кончились праздники и еврей уходит в будни. Как важно, чтобы дорога, по которой он идет, была его дорогой, дорогой Яакова — дорогой Торы и заповедей.

Из трудов Любавичского Ребе;
Изложение р-на А. Фейгина

Не пропускай самые интересные публикации для духовного роста. Подписывайся на нас в той социальной сети, которую любишь больше всего: Instagram, Facebook, Telegram.