Пещерный иудаизм - Рав Шауль-Айзек Андрущак - на образовательном портале Ваикра.
Рубрики

Пещерный иудаизм

Помочь уроку

В начале главы “Хайей Сара” рассказывается о том, как праотцу Аврааму, у которого только что умерла его единственная, пришлось заниматься длительными и сложными переговорами с мелким временщиком Эфроном, чтобы “он дал мне пещеру Махпела, которая у него, которая на краю поля его” (Берешит, 23:9).

Почему пещера называется Махпела? (Сейчас оставим в стороне вопрос о том, почему какая-то пещера вообще имеет название.) Раши, отвечая на этот вопрос, пишет (в первой части комментария): “Дом с ярусом над ним”. Очевидно, Раши в своем толковании идет от того, что в названии пещеры корень – כפל (удвоение, парность). По-простому, Раши говорит о том, что на самом деле там было две пещеры: одна над другой. Как дом и мансарда над ним.

Однако такое объяснение вызывает ряд вопросов.

Во-первых, из названия “сдвоенная” (махпела) следует только, что помещений два. Что заставляет Раши заключить, что они расположены именно одна над другой, а не одна глубже другой, как это бывает чаще всего в реальности?

И ладно мы, те еще спелеологи, но и наши благословенной памяти мудрецы, в трактате Эрувин (53а), который цитирует Раши в своем комментарии, в качестве первого объяснения предлагают именно напрашивающееся “одна за другой”!! (Не будем сейчас лезть в талмудический спор между Равом и Шмуэлем, не имеющий непосредственного отношения к прямому смыслу слов Писания. Скажем только, что спор там о том, какое из значений корня כפל предпочтительнее: “парный” (тогда одна за другой) или “сдвоенный” (тогда одна над другой).)

Во-вторых, “сдвоенный” – термин уместный в том случае, когда речь идет о чем то одном, сложенным таким образом, что возникает складка, удвоение и т. п. Но пещера над пещерой – это две пещеры. А не одна сдвоенная.

Кроме того, когда пещеры расположены одна за другой, подразумевается, по умолчанию, что из одной пещеры (внешней) можно проникнуть в другую (внутреннюю). Т.е. они представляют собой единую систему, единую пещеру из двух отделений. Которую можно называть “пещера”, а не “пещеры”, “сеть пещер”. А вот пещера над пещерой – это две пещеры. Причем создающие проблемы друг для друга (перекрытие между ними существенно ослабляет конструкцию обеих и т. д.). Поэтому при таком расположении (одна над другой) даже сообщающиеся пещеры как-то не воспринимаются, на первый взгляд, как одна. Почему же Раши предпочитает неочевидный и вызывающий вопросы вариант напрашивающемуся (по мнению Ибн Эзры, например: “пещера в пещере”)?

Подпишитесь на рассылку платформы VAIKRA и получайте самые интересные уроки с сайта на E-mail, What's App или Telegram
Всем подписчикам в подарок 4 уникальные книги!

В-третьих, “дом” и “пещера” – это две большие разницы. Причем, принципиальные. Дом – это нечто, построенное на земле. А пещера – это пространство под землей или в скале. Почему Раши пишет “дом” (с мансардой), а не “пещера” (в отличие от абсолютного большинства других комментаторов прямого смысла)?

Затем Раши приводит дополнительный комментарий: “Потому что она сдвоенная, предназначенная для пар”. Как пишет сам Раши в комментарии к Берешит, 29:2: “Кирьят Арба назван так в честь четырех супружеских пар, которые погребены там: Адам и Хава, Авраам и Сара, Ицхак и Ривка, Яаков и Лея”.

Тут возникает такой вопрос: понятно (надеюсь, понятно…), что для Торы и для праотцов не было и нет проблем знать будущее и давать названия, основываясь на этом знании. Но Авраам называет пещеру “Махпела”, а город Кирьят-Арба в ходе переговоров с Эфроном и его хитийцами. Тем-то с чего называть пещеру и город так? У них то откуда информация о прошлом и (главное) будущем недвижимости, ставшей предметом торга, и города, в пригороде которого недвижимость расположена? Или они не задавались вопросами о названиях городов и пещер, подобно тому, как современные горожане не знают и знать не желают происхождения улиц и городов, по которым ходят и водят своих детей?

Что касается Адама и Хавы, то очевидно, что и тот факт, что те похоронены в Махпеле, не был известен хитийцам. Иначе речь шла бы о суммах совсем иного порядка. Во-первых, потому что даже Эфрону было понятно, какое значение в глазах Авраама имеет место захоронения Адама и Хавы. А во-вторых, Адама и Хаву почитали все потомки Ноаха, включая и хитийцев. Как сказано в мидрашах, Адам (подобно Моше позже) опасался, что его могила станет местом поклонения, поэтому постарался сохранить его в тайне. Только Моше это лучше удалось.

Так почему же Авраам в ходе торга апеллировал к тому, что пещера “для пар”? Как и в чем это могло убедить хитийцев? И не могло ли это вызвать ненужные вопросы, которые только осложнили бы торг?

“Гур Арье” (Маараль, в роли комментатора к Пятикнижию) отвечает на этот вопрос по-простому: пещера в те времена всеми называлась Махпела потому, что в ней было место на захоронение четырех пар. Двоичная система и всё-такое.

Оставляя в стороне вопрос о том, сколько места там оставалось после того, как Адам и Хава были уже похоронены, с чисто арифметической точки зрения: если в пещера восьмиместная, то она должна называться Кирьят-Шмона (как называется реально существующий городок-герой на Ливанской границе). Махпела – это не про два в третьей степени. А про два, пару. Предположим, про пару пар (муж хоронится рядом с женой). Но тогда места в Махпеле должно было быть только на четверых. Как дважды два. А там (даже минус Адам и Хава) было шесть. Ни туда, ни сюда.

Кроме вопросов на каждый из комментариев Раши по отдельности, есть еще и вечный общий вопрос: а зачем потребовались два комментария? Почему недостаточно одного?

А еще есть вопрос, следующий из контекста. Чуть ниже сказано: “И стало поле Эфрона, которое в Махпела, что перед Мамре, поле и пещера, которая на нем, и всякое дерево, которое на поле, что во всех пределах его вокруг, Аврааму приобретением на глазах сынов Хета” (Берешит, 23:17). “Поле Эфрона, которое Махпела”, означает, что “Махпела” называется целая местность, в которой находится поле (а на поле – пещера). Почему бы Раши не объяснить, что пещера называлась Махпела потому, что находится в месте, именуемом Махпела (не важно почему)? Тогда вопросов по поводу характеристик самой пещеры не возникло бы вообще. Точнее они снялись бы сами собой.

Конечно, вполне возможно, что местность называлась Махпелой как раз в честь пещеры, расположенной в ней. Но, во-первых, как справедливо указывает Рамбан: не наше (комментаторов прямого смысла слов Писания) дело – объяснять происхождение топонимов (а также прочих имен и наименований). И как мы видим, в большинстве случаев Раши этого правила придерживается. Даже там, где объяснения напрашиваются. И даже когда Раши дает объяснение происхождению имени (например, имени Аврам и т.п.), он делает это там, где возникает необходимость (с точки зрения объяснения прямого смысла слов Писания), а не при первом упоминании имени (см. Берешит, 17:5).

Во-вторых, формулировки “В пещере, которая на поле Махпела” (Берешит, 49:30) и “поле Эфрона, которое в Махпела” (23:17) со всей очевидностью указывают на то, что местность названа Махпела не в честь того, что на ней расположена одноименная пещера. Когда речь идет об областиобразующем объекте, о нем говорят с большей почтительностью.

Теперь будем отвечать. Впервые слово Махпела встречается в словах: “Пещеру Махпела, которая у него, которая на краю поля его”. Т.е. Махпелой названа именно пещера, а не поле, не участок. Поэтому Раши отвергает версию о том, что Махпела, в данном случае (в отличие от упоминаний, приводимых выше) – название поля (района), а не конкретно пещеры.

Но поскольку дальше говорится и “в пещере, которая на поле Махпела”, и “поле Эфрона, которое в Махпела”, то Раши пишет, что там, в поле (возле пещеры) стоял дом с мансардой. И понятно, что речь не о двух домах (дом позади дома). Ибо два дома – это два дома. А многокомнатный дом – это один дом. Короче говоря, Махпела – это, очевидно, пентхаус (домик с пентхаусом), а не таунхаус (чтобы не влезать в спор о значении термина дуплекс).

Т.о. объясняется, почему поле названо Махпелой, но это не в честь расположенной на нем пещеры. Потому что в поле есть гораздо более приметный объект, называемый Махпела: дом с чердаком. Тьфу, с мансардой! А пещера называется Махпела в честь этого здания.

Дополнительное доказательство того, что сдвоенным (двухэтажным) было именно соседствующее здание, а не сама пещера, заключается в том, что, если бы сдвоенной была пещера, это, как уже объяснялось выше, должна была бы быть (следуя прямому смыслу слов Писания) пещера в пещере, а не пещера над пещерой.

И, наконец, две пещеры (двойная пещера) не могут располагаться на краю поля. Только одна из них может быть на краю поля. А другая – под полем, за полем, в пещере, которая на краю поля. Как угодно, только не на краю поля. Две пещеры на краю поля – запросто. Но двойная – никак.

И даже если сказать, что можно про сдвоенную пещеру сказать, что она расположена на краю поля, то вспомним ситуацию. Авраам торгуется. Да, он (и Эфрон, отдадим ему должное) делает это в соответствии с древними ближневосточными правилами торговли (сохранившимися по сей день): продавец делает вид, что готов отдать товар бесплатно, покупатель – что сделка его вообще не интересует и он бы предпочел от нее отказаться, но не хочет расстраивать продавца и т. д. Но при этом продавец никогда не будет ругать свой товар, а покупатель никогда не станет его хвалить. Когда Авраам говорит о пещере на краю поля, он намекает на то, что пещера расположена так, что грош ей цена в базарный день (см. Рамбана и Сфорно тут). Если бы название Махпела указывало на то, что сама пещера двойная, большая, просторная и т. д., Авраам бы этим названием не воспользовался. Чтобы не напоминать продавцу об этих достоинствах товара!

Поэтому Раши предпочитает версию, согласно которой пещера названа Махпелой только в честь стоящего рядом дома. Но тут возникает вопрос: зачем Аврааму давать две приметы места расположения пещеры (и “в конце поля” и “Махпела”)? Поэтому Раши находит нужным предложить дополнительный комментарий: пещера называлась Махпела потому, что полости для захоронения в ней были сдвоенными. Что удобно, если муж и жена хотят покоиться рядом. Т.е. “Махпела” указывает не на количество мест для захоронения, а только то, что эти места – сдвоенные.

Т.о. Авраам отвечает на предложение: “Послушай нас, мой господин! Князь Б-жий ты среди нас. В лучших погребальнях наших погреби твою умершую, никто из нас погребальни своей не заградит от тебя, от погребения умершей твоей” (23:6). И объясняет, почему отвергает их щедрое предложение: ему нужна пещера, в которой он мог бы быть похоронен рядом с женой. Т.е. такая, в которой места захоронения сдвоенные. Я, говорит, предпочитаю похоронить Сару не на лучшем месте на хитийском кладбище, при всем уважении к хитийцам, а на отшибе (т.е. на еврейском кладбище), но так, чтобы иметь возможность, когда придет время, наверняка быть похороненным рядом с ней.

Но была большая вероятность того, что хитийцы тут же предложили бы Аврааму двойное место на своем кладбище. Надо полагать, Авраам был не первым, кому пришло в голову быть похороненным рядом с близким человеком. Поэтому Авраам сразу говорит, что ему нужна пещера, в которой есть несколько парных мест (Махпела). Для семейного склепа. Т.е. запасется местами не только для себя, но и для Ицхака, для Ривки и для их ожидаемых потомков. Или говоря словами самого Авраама: “Дайте мне владение погребальное” (Берешит, 23:4). И Раши там поясняет: “Земельное владение для могильника”.

Проблема в том, что Авраам противоречит сам себе. Он говорит: “Если вам по душе похоронить умершую мою от лица моего, то послушайте меня” (Берешит, 23:8). “Умершую”, в единственном числе. Получается, что, с одной стороны, Авраам просит позволить ему поскорее похоронить жену (одного человека), но для этого ему, видите ли, необходимо место аж для восьми (как минимум) могил. Кроме того, число с грамматической точки зрения, “махпела” подразумевает все-таки активное воздействие, т. е. “удвоение”, а не парность.

Вот поэтому первым Раши предлагает первый комментарий (дом с мансардой), а второй – только вторым. Тем более, что можно, при желании, найти еще случаи, когда для верности указывается несколько примет одного места.

Теперь о возвышенном. В святой книге Зогар сказано, что написано “а-махпела” (המכפלה) с определенным артиклем, так что слово начинается и заканчивается буквой эй (ה). И эти буквы – те самые из “непроизносимого” четырехбуквенного имени (йуд-эй-вав-эй). Ребе Цемех Цедек объясняет, что это и есть “дом с мансардой”: дом символизирует “нижнюю” (вторую) эй, а мансарда – высшую (первую).

В чем заключается связь между буквами эй из имени Всевышнего с пещерой Махпела?

Как известно, душа спускается в этот мир для того, чтобы вернуться к своему Б-жественному источнику “исправленной” и улучшенной благодаря использованной возможности послужить своему Творцу. Т.е. несколько парадоксальным (по крайней мере, для тех, кто не знаком с учением хасидизма) образом безгрешная и таким образом, автоматически находящаяся на уровне “праведника” душа приходит в этот мир, чтобы достичь уровня “бааль тшува”.

Кроме того, у каждой души есть предназначение. То, что она должна исполнить в этом мире. И это взаимосвязанные моменты. Пока душа не исполнила полностью свое предназначение она не может достичь уровня полноты служения, полноты тшувы.

“И умерла Сара в Кирьят-Арба, он же Хеврон, на земле Кенаана” (Берешит, 23:2). Как объясняется в мидраше Танхума, “Кнаан” означает “торговля”. Сара умерла в “земле торговли”, т. е. там, где душа может что-то “заработать”, исполняя волю своего Творца. Сара добилась всего, чего могла, и стала подлинной “баалат тшува”, и поэтому ее душа покинула мир, в котором ей больше нечего было делать. То же самое можно сказать обо всех праотцах и праматерях.

И поэтому все они (почти) похоронены именно в пещере Махпела, сдвоенной пещере, два уровня которой указывают на “высшую” и “нижнюю” буквы эй из имени Всевышнего. Ибо эти буквы символизируют (помимо прочего) высший и низший уровень тшувы, которые были достигнуты всеми похороненными в Махпела (и Авраам, покупая пещеру, точно знал, что так и будет).

Низшая тшува заключается главным образом в умении противостоять любым поползновениям дурного начала и уповании всем сердцем на Б-жью милость, на то, что Всевышний даст нам силы, чтобы победить в ежесекундной борьбе, которую человек ведет. А высшее раскаяние – это пребывание в состоянии (в идеале – непрерывном) слияния духа человека с Б-жественным началом.

Формально, как сказано выше, есть два уровня раскаяния. Фактически (и об этом пишется в “Ликутей Тора”) есть четыре уровня: высшая тшува и ее продолжение, и низшая и ее продолжение. Говоря на околокаббалистическом жаргоне, есть низшая тшува, когда нижний эй воздействует (возносится) на предшествующий ему вав (символизирующий эмоциональную сферу) и низшая тшува, когда вав воздействует (снисходит) на нижний эй. И есть два вида высшей тшувы: когда высший эй воздействует (возносится) на предшествующий ему йуд (интеллектуальная сфера) и когда йуд воздействует (нисходит) на эй.

На это и намекает Раши, давая два толкования слову “а-махпела”. В первом он говорит о двух базовых уровнях тшувы: нижняя (дом) и высшая (ярус над ним). Причем подчеркивается, что именно “над ним”, ибо таков верный порядок служения: высшая тшува является продолжением и следствием верной и полной нижней тшувы. Т.е. надстройкой над нижней тшувой (“домом”). Как подробно объясняется в “Игерет Атшува”, гл. 11.

Во втором же толковании (“потому что она сдвоенная, предназначенная для пар”) Раши намекает на “дуальность” подлинной картины тшувы, “сдвоенность”: вознесение и нисхождение влияний и в нижней, и в высшей тшуве. Как известно, мужчина (муж) символизирует воздействие “сверху вниз”, активное начало, нисхождение влияния. А женщина (жена) символизирует воздействие “снизу вверх”, вознесение. Т.о. супружеская пара представляет собой модель полной картины тшувы, в развернутом виде.

Вот-вот должен прийти Машиах. А это значит, что еще немного и восстанут к вечной жизни лежащие сейчас в Махпеле. Думаю, им будет интереснее взглянуть на нас, чем нам на них. Хотя бы уже потому, что им-то нам в глаза не стыдно будет смотреть. Зато мы сможем, с полным основанием, заявить: “Это мы привели Машиаха!”. И потупимся. Надеюсь.

(Авторизированное изложение беседы Любавичского Ребе, “Ликутей сихот” т. 5, стр. 106-112.)

Источник: ru.chabad.org

Источник

Этот материал – личное мнение автора. Редакция не несет за него ответственность.

Перепечатка материалов приветствуется со ссылкой на vaikra.com

Не пропускай самые интересные публикации для духовного роста. Подписывайся на нас в той социальной сети, которую любишь больше всего: Instagram, Facebook, Telegram.

Рав Шауль-Айзек Андрущак Помочь уроку

В 1991 году прибыл в Израиль для учебы в иешиве. После завершения учебы в иешиве был рабочим, затем чертежником в проектном бюро. Параллельно занимался преподавательской, журналистской и переводческой деятельностью, которая в последние годы стала основной.
Сейчас преподаю, перевожу, пишу, консультирую (он- и офф-лайн) по довольно широкому спектру вопросов, связанных с еврейством.