Странности свободы - Арье Юдасин
Рубрики

Странности свободы

Помочь уроку

Одно из наиболее принятых названий приближающейся весенней недели: «Праздник свободы». Во всех праздничных и субботних молитвах мы упоминаем о ней: «который вывел нас из Египта» (в Песах). Более того, в самом начале «еврейской Конституции», Десяти заповедей Создатель говорит о Себе как о «Б-ге Песаха»: «Я Г-сподь Б-г твой, который вывел тебя из Египта». От Песаха начинается счёт праздников, месяц его Нисан – «первый он у вас из месяцев года».

Вас ничего не раздражает? Только у этих странных евреев начало года («Новолетие») может быть посередине – в первые дни 7-го месяца, Тишрея. И странно, как сотворивший мир и ежемгновенно поддерживающий его Создатель может говорить о себе не как о «Б-ге Творения» или «твоём сегодняшнем Владыке» – что, согласитесь, как-то ближе к делу – но подчёркивать лишь одно событие в организованной им многотысячелетней истории?!

А как объяснить ещё то, что на вторую ночь Песаха мы начинаем Сфират а-омер, отсчёт дней от приношения первинок нового урожая в Храм? Ну принесли и принесли… но дни Сфират а-омер –траурные, когда не слушают музыку, не устраивают свадеб, вспоминают о гибели тысяч мудрецов от эпидемии… Не забудьте, за пределами Израиля второй день Песаха – точнее, вторая ночь,– это время второго Пасхального Седера, величайшего праздника, когда мы (подобно Седеру первому) подчёркнуто ведём себя как свободные люди и короли. Сидим, знаете ли, развалившись, выставляем на стол всю красивейшую (кошер ле-Песах!) посуду… Великий мудрец Маариль, выдававший ссуды под залог, ставил рядом с главным столом маленький, на котором располагал прекрасную утварь, находившуюся у него в залоге – ею, конечно, не пользовались, но сам вид увеличивал великолепие праздника. Рассказывают про знаменитого Бостонского ребе, что он специально переехал из Израиля в Америку, дабы иметь возможность праздновать два Седера!

Но это же полный нонсенс?! Здесь, в этом роскошестве, начинается траур! Представляете: узника выпустили из тюрьмы, пригласили за царский стол, избрали, обласкали, кормят-поят изысканно, почёт и уважение – а он в плач! Да не о зря проведённых в застенке годах – о своём будущем. Уж не страшится ли он свободы? Даром ли плачут на похоронах тиранов, а хоть бы и на похоронах какого-нибудь маразматика «на батарейках» Брежнего – «ох, что будет-та?!»?

Или мы такие мудрые, что знаменитый афоризм «виртуального» Козьмы Пруткова: «Первый шаг младенца – это шаг к его смерти» каждому близок и понятен? Никогда преждевременно не радуемся, пока не дождёмся конца дела. Мир воспринимаем с высоты птичьего полёта, в нынешнем веселье прозреваем скорые слёзы…

Как-то трудно в это верится, да и весь порядок еврейского года, величественная система заповедей Торы рассчитаны не на отдельного мудреца, кому «во многия мудрости – многия печали» – а на вполне обычного человека, каждого из нас. И хотя лично мне выражение «человек обычный» кажется глупой тарабарщиной – ну нету на свете этого «среднестатистического человека» и никогда не было! – всё-таки законы Торы нацелены не только на отличника, но и на «крепкого троечника» и даже прогульщика.

Если же мы попытаемся найти ответ в Пасхальной Агаде – трудность только возрастёт. Агада построена по принципу «от позора – к хвале»: «Вначале идолопоклонниками были отцы наши… но вывел нас на свободу…». Согласитесь, на фоне тьмы свет ярче, освобождение приводит недавнего раба в куда больший восторг, чем свобода того, кто к ней с детства привык и почти её не замечает. Радость после печали – куда слаще простого веселья! Так что начинать надо трауром, а заканчивать флейтами и тамбуринами. Как в Агаде. Но тогда почему траур после выхода на свободу?

Подпишитесь на рассылку платформы VAIKRA и получайте самые интересные уроки с сайта на E-mail, What's App или Telegram
Всем подписчикам в подарок 4 уникальные книги!

Есть, правда, одно место в Торе, наводящее на грустные размышления. Евреи в пустыне вдруг начинают сетовать: «вот, как хорошо было в Египте, когда мы сидели у котлов с мясом…». Есть сцена в фильме «Джентльмены удачи»: один из персонажей мечтательно вспоминает: «а в тюрьме сейчас макароны дают…». Неужели «котёл с мясом» (к которому, кстати, рабов не допускали – они именно «сидели около котлов», в самом для себя оптимистическом варианте) – важнее свободы, мудрости, добрых, тебе сопутствующих чудес, взаимной симпатии в большой компании праведников, падающего с неба мана, воды из волшебного источника? Вечной жизни, наконец?

Ответ подскажет порядок приношений первинок в нашем Храме – первинки овса в Песах и первинки пшеницы – в Шавуот, праздник Дарования Торы.. Автор «Сефер ахинух» (Книги воспитания) – мудрец, ловко скрывший своё имя (предполагают, что это живший в 13-м веке в Барселоне раби Аарон Алеви, ученик великого Рамбана), так объяснил суть заповеди «Счёта омера»: она призвана подчеркнуть превосходство духовной свободы над физической. Освободившись от подневольного труда и выйдя из-под власти «упрямого царя в тяжёлой стране», евреи, зная, что на 49-й или 50-й день им предстоит получить Тору Всевышнего, с нетерпением считали дни. На каждый из этих дней приходилась ступень духовного очищения – ни одно утро и вечер не были похожи на другие. Создатель, как на уроках, задавал задачки, «прозванивал» всё новые духовные и природные силы, предосталяя возможность исправить ещё нечто из испорченного в себе и в мире.

Мидраши подчёркивают, что первинки Песаха и Шавуота имели несхожую символику. Овёс (Песаха) – это в первую очередь пища для животных. Нет, то есть лично я всей душой к овсяному печенью и овсяной каше! – но, как глаголют доктора, рожь и особенно пшеница в целом лучше приспособлены для переваривания человеческим организмом. Дары в Песах – благодарность за телесное и социальное освобождение, дары в Шавуот – про освобождение «человеческое», духовное. Подробней о символах Дарования Торы, про «два хлеба», приносимые к жертвеннику – единственный раз в году из заквашенного теста – мы поговорим ближе к Шавуоту. Хотя больно уж наглядно противопоставление: то, что категорически запрещено в Песах (хамец) – повелено в Шавуот!

Мидраши приводят аллегорию: заквашенное тесто – символ «дурного начала», стремления «надуться», изобразить себя больше, чем ты есть на самом деле: гордыни. А маца, в которой сразу видно, сколько пошло на неё теста – символизирует честность, скромность и простоту человека. В духе знаменитого изречения царя Шломо в Коэлет: «Б-г создал человека прямым, а люди предпочли всякие хитрости» ( «многочисленные рассчёты»).Так вот, когда человеку подарен Б-жественный Закон, Тора – у него появляется возможность «служить Создателю обоими своими сердцами» («бе-коль-левавха»): и добрым, и дурным побуждениями. Например, страсть направить на обретение мудрости, интерес к противоположному полу – к супруге, гордость – на постижение высших истин и жизнь в чистоте, не унижаясь мелким и низменным… Но, пока у человека нет точной системы «мер и весов», настоящих критериев выбора и оценки своей деятельности – «змеиный яд» дурного начала не может быть превращён в лекарство, ведь для этого требуется точнейшая фармацевтическая выучка. И тогда – хамец (соприкосновение с дурным началом) строжайше запрещён. Ибо – опасен и губителен.

Вот и ответ о «странностях свободы». Да, возможность самому решать свою судьбу, защита от принуждения – великое благо человеку. Ведь свободный выбор – самая большая сила этого мира, данная нам в пользование и испытание! Без свободы, внутренней и внешней, человека просто нет – так, несчастный узник или жующее животное. Но – евреи в пустыне плакали вполне основательно (как говорят комментаторы, после того, как был обнародован запрет на близкородственные браки и многие семьи были должны распасться). Свобода – сложный урок. Она неизбежно связана с ответственностью, иначе это – разгул и анархия, ведущие к буйству, крови, краху экономики и нравственности…

Мало примеров того, как «сбрасывание ярма» власти, даже власти тоталитарной – приводило к ужасам и упадку? Вспомните хоть нравы после Великой Француской и Октябрьской Социалистической революций, войны, беспределы и терроры, за ними последовавшие; а в итоге – режимы, куда тираничнее прежних. Хотите новее? Что сейчас творится в Ливии, где Запад помог сбросить деспотическое правление «мусульманского анархиста» Каддафи? Из богатейшей страны Африки она погрузилась в болото постоянной клановой грызни, партизанщины, бедности. Или интересней Сирия, где 3 года длится война против тирании Асада? Война, в которой естественным отбором усиливаются группы с самыми диктаторскими замашками. Вспомните и Россию, где после беспредела времён Перестройки ( и Перестрелки) публика с восторгом приняла «вертикаль» и «твёрдую руку» Путина – хотя чисто по-человечески передавший ему власть Ельцин куда симпатичнее. Сейчас Украина балансирует между этими двумя полюсами. Оцените деятельность Обамы и его «группы поддержки», под лозунгами «демократии и свободы» (читай: распущенности) тянущих Америку, а за ней и мировую экономику в долговую яму и деморализующих, разрушающих традиционные ценности, на которых стояла эта страна и отчасти – вся эта цивилизация…

Короче говоря, свобода от принуждения, свобода поступка и волеизъявления без того, чтобы был принят обществом и личностью моральный закон, без «ярма Торы» – слишком легко оказывается «змеиным ядом». Свобода с Торой – целительное лекарство и высший дар.

Весёлого и, главное, кошерного праздника Песах вам, дорогие!

Этот материал – личное мнение автора. Редакция не несет за него ответственность.

Перепечатка материалов приветствуется со ссылкой на vaikra.com

Не пропускай самые интересные публикации для духовного роста. Подписывайся на нас в той социальной сети, которую любишь больше всего: Instagram, Facebook, Telegram.

Арье Юдасин Помочь уроку

Автор нескольких книг, соавтор и редактор ещё многих. Журналист, автор тысяч статей. Гроссмейстер по шахматам, олимпийский и прочего (в частности Израиля) чемпион, двухкратный претендент на мировое первенство.
К еврейству начал возвращаться в начале 90-х, "литовского" направления. До еврейства занимался многими поисками и практиками, в частности йогой, парапсихологией, проходил через различные религиозные и мистические школы и группы. Интерес - истина.