Свечи Хануки, Меноры и Шабата: Проблема определения сути заповедей - Журнал "Мир Торы" - на образовательном портале Ваикра.
Рубрики

Свечи Хануки, Меноры и Шабата: Проблема определения сути заповедей

Помочь уроку

Автор: Рав Элияу Нахман Вугенфирер, преподаватель ешивы «Торат Хаим»

Определение заповеди зажигания ханукальных свечей

Вопрос определения заповеди зажигания ханукальных свечей обсуждается в Талмуде («Шабат» 22-23). И речь идет не о том, что на протяжении восьми дней Хануки нужно зажигать свечи, и не о том, сколько свечей зажигать, а о том, в какой момент фактически происходит исполнение заповеди: в тот момент, когда свечи зажигают, или тогда, когда их помещают на свое место. Тот, кто считал, что заповедь исполняется в момент зажигания, тем не менее, утверждал, что необходимо зажигать свечи, когда они уже находятся в месте, которое для них предназначено, а если зажег свечи до помещения в нужное место — заповедь не исполнена. Если же свечи находятся в требуемом месте — можно их зажечь и выполнить тем самым заповедь, и в этом случае не нужно их специально куда-то переносить, чтобы исполнить заповедь. И наоборот, по мнению того, кто считал, что заповедь выполняется в момент помещения свечей на предназначенное место, свечи могут быть зажжены заранее, до того, как они оказались в нужном месте. И даже если их зажгли люди, которые освобождены от заповедей (ребёнок, сумасшедший или глухонемой), однако в то место, в котором они должны находиться, их поместил человек, который обязан в заповедях (взрослый дееспособный человек) — заповедь считается исполненной. И наоборот — по мнению того, кто считал, что заповедь исполняется в момент зажигания, заповедь не исполнена, если свечи зажег тот, кто не обязан в заповедях. Но если человек, который не обязан в заповедях, поставил свечи в предназначенное для них место, а зажёг человек, который обязан в заповедях — заповедь исполнена.

В Талмуде сказано, что от того, в соответствии с каким из двух этих мнений установлена алаха, зависит решение вопроса, можно ли зажечь свечи друг от друга: если суть заповеди состоит в зажигании свечей, тогда можно, а если заповедь в том, что поместить свечи в нужное место, тогда нельзя зажечь их друг от друга. Наш практический закон соответствует тому мнению, что заповедь состоит в зажигании, а это значит, что можно зажигать свечи друг от друга. Тем не менее, так делать не принято (причину обычая не зажигать свечи одну от другой приводит Рамо в примечании на «Шулхан Арух», гл. 674, п. 1).

Гемара приводит доказательство правоты мнения, согласно которому заповедь ханукальных свечей состоит в их зажигании: для того, чтобы исполнить заповедь зажигания ханукальных свечей на исходе Субботы с помощью большой свечи, зажженной еще накануне Субботы, нужно потушить эту свечу и зажечь ее заново, стало быть, заповедь заключается в зажигании свечей, а не в помещении их в нужное место. Ведь если бы было наоборот, нужно было бы её поднять и поместить на нужное место, а это не требуется. (О том, нужно ли такую свечу тушить и зажигать заново, если накануне Субботы она была бы установлена и зажжена ради исполнения заповеди зажигания ханукальных свечей, спорят между собой Раши и Тосафот).

Еще одно доказательство правильности этого мнения, приводимое в Талмуде, строится на том, что в тексте благословения на эту заповедь произносят «зажечь ханукальную свечу», а не «возложить ханукальную свечу». Следовательно, заповедь в зажигании, а не в помещении ханукальных свечей в предназначенное для них место, и так установлено в кодексе «Шулхан Арух» (гл.675).

Определение заповеди Храмового семисвечника – Меноры

Раши в своем комментарии на Талмуд («Шабат» 22) объясняет слова гемары о допустимости зажигания ханукальных свечей друг от друга, поскольку зажигание, а не помещение свечей на нужное место, является заповедью: «Зажигание является заповедью, как мы находим в Меноре». Получается, что Раши считает, что при зажигании свечей на Меноре в Храме заповедь заключалась именно в том, чтобы зажечь их. Во всяком случае, так понимают Раши авторы комментариев «Турей Заав» (675, 1) и «Минхат Хинух» (заповедь 98.9). Однако возможно и другое объяснение: автор «При Мегадим» считает, что слова Раши вырваны из контекста и на самом деле он имел в виду только зажигание свечей друг от друга, но не определение заповеди вообще. С другой стороны, в Талмуде уподобляются определение заповеди и возможность зажигать свечи друг от друга, поэтому то понимание Раши, которое предлагают «Турей Заав» и «Минхат Хинух», выглядит предпочтительнее.

«Минхат Хинух» (заповедь 98.9) предполагает, что и Рамбам, и даже обычно спорящий с ним Раавад считали, что заповедь Меноры состоит в том, чтобы установить её в предназначенном для нее месте. Рамбам пишет: «И также зажигание свечей в Храмовой Меноре с помощью постороннего кашерно, поэтому если коэн приготовил свечи и вынес Менору наружу [поскольку постороннему запрещено заходить в здание Храма], разрешено постороннему зажигать их» («Законы прихода в Храм» гл. 9.7). И основанием для Рамбама послужило сказанное в Талмуде («Йома» 24): зажигание свечей не является служением и поэтому посторонний, которому, в отличие от коэна, запрещено служить в Храме, не считается преступником, если зажег свечи Меноры. Раавад в своих замечаниях на Рамбама написал, что разрешить постороннему зажигать свечи Меноры – это преувеличение, а правильно было бы сказать, что если зажёг — свечи пригодны и не испортились из-за того, что их зажег посторонний, но изначально постороннему нельзя их зажигать. Поскольку, несмотря на то что зажигание свечей Меноры не определяется как «служение», тем не менее, заповедь исполнять это действие возложена именно на коэна. Как сказано (Аарону и его сыновьям): «при поднятии свечей твоем».

Подпишитесь на рассылку платформы VAIKRA и получайте самые интересные уроки с сайта на E-mail, What's App или Telegram
Всем подписчикам в подарок 4 уникальные книги!

Автор «Минхат Хинух» задает два вопроса, которые ставят под сомнение позицию Рамбама и Раавада. Во-первых, зажигание свечей Меноры — заповедь, обладающая приоритетом перед заповедью Шабата: ради неё Шабат отодвигается. Как пишет Рамбам («Законы постоянных и дополнительных жертвоприношений», гл. 3.10), зажигание свечей в Храме отодвигает запреты Субботы…так же как жертвоприношения, которым установлено определённое время (следовательно, такие жертвы должны быть принесены, невзирая на Шабат). И это потому, что сказано о свечах: «поднимать свечу постоянно», то есть всегда, невзирая на Шабат. Автор «Минхат Хинух» делает из этого вывод, что заповедь храмовых свечей заключается в зажигании, а не в возложении их на место. Ведь если бы заповедь заключалась в возложении, нельзя было бы зажигать светильник в Шабат, потому что можно было бы выполнить зажигание с минимальным нарушением, подняв и поместив на место в Шабат Менору, зажжённую накануне Шабата. Следовательно заповедь состоит в том, чтобы зажечь свечи Меноры так, как сказал об этом Раши: недостаточно возложения на место, а требуется именно зажечь свечи непосредственно в Шабат.

Однако, как мы уже знаем, в Талмуде сказано («Шабат» 22-23), что тот, кто утверждает, что заповедь ханукальных свечей состоит именно в их зажигании (а не в помещении свечей на определенное место), требует, тем не менее, зажигать их лишь тогда, когда они уже находятся на своём месте. И поэтому если, например, человек зажег их в доме и вынес зажжёнными наружу, и поставил на предназначенное для них место, у входа в дом, то он не выполнил заповедь, так как в момент зажигания (т.е. исполнения заповеди) они не находились на месте.

Исходя из этого, поскольку место Меноры в здании Храма, то в случае когда ее свечи зажёг посторонний снаружи (ведь он не имеет права заходить внутрь Храма), то он не выполнил заповедь зажигания свечей Меноры, точно так же, как и заповедь зажигания ханукальных свечей при схожих обстоятельствах считается невыполненной, поскольку если заповедь заключается в зажигании, а не в помещении свечей на место, то зажигание должно производиться в нужном месте (в случае с Менорой – внутри здания Храма, а в случае с ханукальными свечами – у входа в дом снаружи) [1]. И поэтому непонятно, каким образом Рамбам и Раавад написали, что если свечи меноры зажег посторонний вне здания Храма, а потом занесли Менору внутрь здания — заповедь выполнена.

Во-вторых, сказано в барайте («Торат Ко- аним», гл. «Эмор» 13:12), что зажигающий свечи Меноры должен приготовить их «перед Всевышним», и не должен он готовить свечи снаружи и заносить вовнутрь. И Рамбан привёл эту барайту в комментарии на Тору (Ваикра, 24:2). Следовательно, её знали и другие комментаторы-ришоним. И не ясно, как же могут Рамбам и Раавад спорить с барайтой?

Рав Хаим Соловейчик из Бриска объясняет мнение Рамбама. Ему представляется очевидным, что Рамбам согласен с Раавадом в том, что заповедь зажигания светильника изначально предназначена для коэнов и должна исполняться только ими, при условии, что зажигание происходит в самом здании Храма. Но если свечи Меноры зажгли снаружи — это не является заповедью вообще (заповедь зажигать действует только в здании Храма, и нигде больше). Тем не менее, если потом зажженную Менору заносят в здание Храма, то тем самым осуществляется исполнение заповеди. Поэтому заповедь зажигания свечей Меноры, возложенная на коэнов, касается лишь той ситуации, когда Менору зажигают внутри здания Храма.

Если же её вынесли наружу и зажгли там, тогда, по мнению Рамбама, изначально допускается, чтобы Менору зажигал посторонний человек, поскольку в этом случае вообще не исполняется заповедь зажигания храмового светильника. Конечно, если бы зажигание свечей Меноры посторонним человеком приводило эти свечи в негодность, то не было бы разницы между зажиганием свечей снаружи или внутри здания Храма. Поскольку потом, оказавшись внутри, Менора осталась бы непригодной, поскольку ее зажег не коэн. Но так как невыполнение заповеди не может превратить свечи в непригодные, то место зажигания свечей приобретает принципиальную важность: если их зажигают снаружи, то там у коэна вообще нет заповеди зажечь Менору, и только если светильник внутри здания, у коэна появляется заповедь зажечь его. Мнение Раавада отличается от позиции Рамбама, поскольку Раавад считает, что заповедь зажечь светильник, возложенная на коэна, сохраняется везде, вне зависимости от местоположения свечей, поэтому Менора изначально должна быть зажжена коэном, которому это вменяется в заповедь.

Однако остается непонятным следующее: если заповедь зажигания храмового светильника может быть исполнена только внутри и только коэном, то почему свечи не становятся непригодными, если Менору зажег снаружи посторонний человек? И почему по Рамбаму можно так делать изначально?

В Талмуде сказано, что подготовка свечей — это служение, а зажигание свечей — нет («Йома» 24). Именно поэтому Рамбам написал, что если свечи подготовил посторонний человек, это делает их негодными, а вот если зажег посторонний — они пригодны. Рав Хаим Соловейчик объясняет, что в случае с Менорой исполнение заповеди заключается не в том, чтобы произвести действие зажигания свечей, а в том, чтобы свечи Меноры постоянно горели. Служение, связанное с Менорой, заключается в действии, производимом человеком — в подготовке свечей к исполнению заповеди, а заповедь зажигания состоит не в действии зажигания, а в том, что свечи горят. Горение же свечей не считается служением, поскольку не является действием, производимым человеком.

Это видно также из того, что, как пишет Рамбам, свечи Меноры, о которых в Торе сказано «постоянно», зажигают, невзирая на Шабат. Мы знаем, что храмовые жертвоприношения приносятся каждый день, в том числе в Шабат, поскольку у них есть четко определённое время принесения. Из слов Рамбама следует, что у светильника, в отличие от жертвоприношений, нет определённого времени, а иначе зачем ему приводить в подтверждение стих? Достаточно было бы сказать, что у зажигания свечей есть свое определённое время: точно так же, как для очищения светильника и подготовки свечей, о которых Рамбам написал, что это делается ежедневно — «утром и вечером»: в отношении зажигания тоже можно было бы сказать, что для этого действия установлено определенное время. Однако мы видим, что Рамбам так не пишет. Ему понадобилось опереться на стих Писания (где написано «постоянно»), чтобы сказать, что светильник зажигается ежедневно, т.е. даже в Шабат, — следовательно, главное не в том, чтобы зажечь свечи, а в том, чтобы они горели постоянно, находясь в установленном месте.

Поэтому для самого зажигания (в отличие от таких заповеданных подготовительных действий как очищение светильника и подготовка самих свечей к зажиганию) не предусмотрено какого-то определённого времени. По этой же причине зажигание Меноры вне здания Храма, выполненное человеком, который не пригоден к коэнскому служению, не делает свечи непригодными: действие зажигания не является ни основной заповедью (ею является постоянное горение свечей), ни подготовкой к ней. Поэтому любой человек, а не только пригодный к служению коэн, может, теоретически, зажечь Менору вне здания Храма, ничего при этом не нарушив и не испортив. И даже по мнению Раавада, согласно которому зажигание свечей Меноры изначально возложено на коэна, даже если оно производится вне здания Храма, это не делает свечи непригодными, так как действие зажигания не является основополагающим для светильника — это заповеданное действие, которое носит дополнительный, вспомогательный характер.

Таким образом, мы имеем дело со спором между Раши и Рамбамом относительно того, в чём заключается заповедь Меноры: в зажигании свечей, или в том, чтобы она горела постоянно на своём месте. Известно, что согласно большинству комментаторов зажигать храмовый светильник нужно было только вечером. По всей видимости, это является указанием на их согласие с Раши: они считают, что заповедь заключается в зажигании, поэтому для нее установлено определённое время.

Исходя из объяснения рава Хаима Соловейчика, можно ответить на вопросы, которыми атакует Рамбама автор «Минхат Хинух». Почему можно зажигать светильник в Шабат, вместо того чтобы зажечь его накануне, а потом переставить на место? Потому что заповедь в том, чтобы светильник горел постоянно на своём месте. И только если он по какой-то причине не горит на своем месте, его можно зажечь таким образом, как пишет Рамбам: подготовив свечи внутри, вынести его наружу для зажигания, а потом занести внутрь здания Храма. И то, что сказано в барайте, что подготавливать свечи нужно внутри, а не снаружи, не будет противоречить Рамбаму и Рааваду, ведь подготовка свечей — это служение, а служение, которое связано с Менорой, должно осуществляться внутри здания Храма. Согласно Рамбаму, зажигание может быть произведено снаружи, ведь вне здания Храма оно не только не считается служением, но и вообще является не более чем просто неким техническим действием). Такого же объяснения мнения Рамбама придерживается Рав из Бриска в своем комментарии («Йома», «Менахот» 88). Если же барайта говорит всё-таки о зажигании свечей, а не о подготовке свечей — что оно должно быть сделано внутри, а не снаружи (т.е. правильным является понимание барайты Раавадом), то можно объяснить, что существует дополнительная заповедь для коэна зажечь её внутри, и поэтому если свечи Меноры зажег снаружи посторонний, то он ничего не испортил, но и не исполнил, однако изначально заповедь возложена на коэна.

Определение заповеди зажигания субботних свечей

Исполняется ли заповедь свечей Шабата в момент их зажигания, и, стало быть, перед действием зажигания свечи уже должны быть на месте? Или же заповедь исполняется в момент, когда субботние свечи оказались в предназначенном для них месте, и поэтому можно сначала их зажечь, а потом переставить туда, где они должны будут стоять? Даже если речь идет о мнении тех авторитетов, которые считают, что Шабат принимается с зажиганием свечей, этот вопрос сохраняет свою актуальность: например, может ли жена зажечь свечи не в том месте, где они должны находиться в начале Шабата, с тем чтобы муж, ещё не принявший Шабат, перенес их на место? Законоучителя спорят на эту тему.

Такие авторы, как «Турей Заав» (п. 675.1) и «Пней Йеошуа» («Шабат» 23) считают, что в зажигании субботних свечей заповедь состоит не в том, чтобы их зажечь, а в том, чтобы они горели в предназначенном для них месте, и в этом плане субботние свечи отличаются от ханукальных. Тем не менее, большинство законоучителей считали иначе: Мордехай («Шабат», п.273), Рамо, Гаон из Вильно (п. 263.10), «При Мегадим» и «Элияу Раба» (п. 675.1 и 3) придерживались мнения, что субботние свечи не отличаются от ханукальных в этом отношении. И в плане практического исполнения автор определяющей для нас книги «Мишна Брура» принял мнение последних (гл. 675.1, гл. 263.48). Он пишет, что запрещено зажигать свечи Шабата в том месте, где ими не пользуются, а потом положить их туда, где ими пользуются, потому что определение заповеди в зажигании свечей.

Причины и доказательства, приводимые законоучителями

Автор «Пней Йеошуа» привёл несколько доказательств в защиту своей позиции. Все они строятся на том, что аргументы, с помощью которых в Талмуде объясняется что заповедь ханукальных свечей исполняется в момент зажигания, не применимы к заповеди зажигания субботних свечей.

1. Один из аргументов, приводимых в Талмуде, состоит в том, что для исполнения на исходе Субботы заповеди зажигания ханукальных свечей с помощью большой свечи, зажжённой накануне Субботы, нужно потушить эту свечу, чтобы зажечь ее заново. Отсюда следует, что заповедь заключается в зажигании, а не в возложении. Ведь если бы заповедь заключалась в том, чтобы поместить свечи в предназначенное для них место, нужно было бы взять зажженную свечу и положить на это место, не туша. Автор «Пней Йеошуа» утверждает, что в субботних свечах это не так: не нужно тушить субботнюю свечу, зажженную задолго перед Субботой, чтобы исполнить заповедь. И наоборот — по мнению законоучителей, можно произнести благословение на эту свечу перед наступлением Шабата.

Но на самом деле, слова «Пней Йеошуа» о том, что не нужно тушить свечу, зажженную задолго до Субботы, накануне Шабата, чтобы зажечь ее снова, не являются чем-то однозначным: составители Тосафот спорят по этому поводу («Шабат» 25б), и приходят к выводу, что закон соответствует мнению рабейну Тама, который учил, что нужно ее потушить и зажечь заново. И так постановил Рамо (п.263, п. 4), правда, с важной оговоркой, что свеча была зажжена не ради Субботы. Но даже те авторы Тосафот, которые спорили с рабейну Тамом и считали, что не нужно тушить её и зажигать заново, были согласны, что невозможно произносить на эту свечу благословение, если предварительно не потушить ее и не зажечь заново перед Субботой.

Автор «Пней Йеошуа» утверждает, что можно благословить на зажжённую заранее свечу. И действительно, такого мнения придерживался Маараш (раби Шолом бар Ицхак из Нойштадта), которого цитирует автор комментария «Маген Авраам» (гл.263, п.13). Однако большинство законоучителей высказали по этому поводу недоумение: они удивляются самой идее произносить благословение на заранее зажженную свечу (см. «Мишна Брура», гл.263, п. 21 и «Биур Алаха») и считают, что благословлять на субботние свечи можно только в момент зажигания. И только если вышло так, что женщина забыла произнести благословение, законоучителя разрешили постфактум положиться на мнение Маараша.

2. Второй аргумент Талмуда в пользу того, что заповедь ханукальных свечей заключается в зажигании, а не в помещении их в надлежащее место, состоит в том, что при благословении на заповедь говорят «зажечь ханукальную свечу», а не «возложить ханукальную свечу». На основании этого законоучителя делают вывод, что и в субботних свечах, на которые благословляют “зажечь субботнюю свечу”, заповедь заключается в зажигании. Во всяком случае, так написали Мордехай («Шабат», п.273), «При Мегадим», «Элияу Раба» (п.675, п.1), «Мишна Брура» (гл.675, п.1 и гл.263, п.48). Тем не менее, «Пней Йеошуа» не принимает эту точку зрения. Дело в том, что ханукальные свечи не предназначены для света. Их функция состоит в том, чтобы напомнить о восьмидневном чуде горения свечей в храмовой Меноре, а также для того, чтобы объявить об этом чуде, сделать его известным. Поэтому мудрецы в Талмуде обсуждают, когда более заметно, что свечи зажигаются для этой цели: непосредственно в момент зажигания, производящегося после того как свечи уже положены на предназначенное для них место, или в тот момент, когда свечи помещаются в нужное место? Именно для того, чтобы решить этот вопрос, мудрецы прибегли к доказательству из текста благословления.

Автор «Пней Йеошуа» обращает внимание на то, что субботние свечи, наоборот, предназначены для света, для обеспечения мирной обстановки в доме, чтобы люди не натыкались в Шабат на препятствия. Получить свет от свечей без того, чтобы зажечь их, невозможно. Поэтому на них произносят благословение, говоря «зажечь свечу Субботы», несмотря на то, что к субботним свечам вообще не применимо обсуждение вопроса, в чем состоит заповедь — в зажигании или в помещении свечей на место. Однако доказать из текста благословения определение заповеди невозможно.

Видимо, автор «Пней Йеошуа» считал, что там, где свет играет символическую роль, можно обсуждать вопрос, за счет какого действия этот символизм более заметен: за счет зажигания или помещения свечей на место. Но там, где свет является основой заповеди, а значит без света и без того, чтобы было место, которое нужно осветить, заповедь не будет исполнена, данный спор не релевантен. А то, что благословление произносится на зажигание, так это потому, что зажигание является основным действием, необходимым для выполнения заповеди.

Однако, как уже было сказано выше, законоучителя доказали из текста благословения на субботние свечи, что определение этой заповеди заключается в зажигании, так же как и в случае с ханукальными свечами. Поэтому и постановил Рамо (п.263, п.10), что нужно поместить свечи в том месте, в котором зажигают, а не зажечь в одном месте и перенести на другое. И поясняет «Мишна Брура» (гл.48), что запрещено зажечь их в том месте, где ими не пользуются, а потом поместить их туда, где ими пользуются, потому что определение заповеди в зажигании, и если зажжёт в том месте, где нет обязанности – заповедь не будет исполнена, даже если потом поместить их том в месте, где есть обязанность зажечь свечи. Поэтому в подобном случае их нужно потушить и зажечь заново. А можно ли зажечь их в доме, в том месте где ими пользуются, а потом перенести в другое место, где ими тоже пользуются? Автор книги «Левуш» устрожает и в этом вопросе, однако в «Мишне Бруре» установлено, что по необходимости можно облегчить.

3. Автор «Турей Заав» (гл. 675, п. 1) тоже считал, что заповедь зажигания субботних свечей не определяется как физическое действие по их зажиганию. Поэтому, в отличие от ханукальных свечей, субботние свечи можно сначала зажечь, а потом поместить в нужное место. Он доказывает это из слов Раши в коментарии на Талмуд («Шабат» 22): Раши там поясняет, что можно зажигать ханукальные свечи друг от друга, поскольку их зажигание, а не возложение, является заповедью: «Зажигание является заповедью, подобно Меноре». По мнению автора «Турей Заав» из этого следует, что в субботних свечах, которые не должны быть подобны Меноре, заповедь заключается не в зажигании, и поэтому можно их сначала зажечь, а потом поместить на место, в отличие от ханукальных свечей.

Однако законодатели спорят с этим. Они считают, что данные слова Раши вырваны из контекста и на самом деле относятся исключительно к вопросу о зажигании свечей друг от друга, а не к определению заповеди субботних свечей. Поэтому они пишут, что само зажигание свечей Субботы является сутью заповеди, как и в случае с заповедью зажигания Меноры. Разница же между ханукальными и субботними свечами, по Раши, состоит в том, что свечи Хануки, в отличие от субботних свечей, можно зажигать друг от друга, подобно свечам Меноры. Именно так написал автор «При Мегадим» (приведено в «Шаарей Тшува», гл. 675, п. 1).

***

Однако у автора данной статьи вызвал затрудения следующий момент: в Талмуде определение заповеди и возможность зажигания свечей друг от друга явным образом связываются, и выходит, что прав автор «Турей Заав». Поэтому автор статьи считает возможным оспорить выводы «Турей Заав» по-другому: даже если Раши говорил об определении заповеди вообще и считал, что заповедь зажигания ханукальных свечей исполняется именно их зажиганием, а не перемещением, как находим в Меноре, это все равно не исключает варианта, что и в случае с субботними свечами определение заповеди будет состоять в их непосредственном зажигании. Почему? Потому что сам Раши не написал, что ханукальные свечи подобны Меноре, и именно этот факт является причиной того определения заповеди ханукальных свечей, которое предложили законоучителя. Нет — Раши написал лишь то, что заповедь состоит в зажигании свечей, как мы находим в Меноре. То есть Раши всего лишь сравнил определение заповедей ханукальных свечей и Меноры. И если у субботних свечей будет такое же определение, их также можно будет сравнить с Менорой.

______________

[1] Смотри «Турей Заав» (гл. 675.2).

Источник

Этот материал – личное мнение автора. Редакция не несет за него ответственность.

Перепечатка материалов приветствуется со ссылкой на vaikra.com

Не пропускай самые интересные публикации для духовного роста. Подписывайся на нас в той социальной сети, которую любишь больше всего: Instagram, Facebook, Telegram.

Журнал "Мир Торы" Помочь уроку

«Мир Торы» - это «Бейт Мидраш» (Дом Учения), перенесенный на бумагу. Он предназначен в первую очередь для тех людей, которые хотели бы узнать, что такое еврейская традиция, но в силу разных причин не находятся в настоящем «Бейт Мидраше».
Мы делаем ставку на авторские тексты и переводы важных книг и статей, никогда не публиковавшихся по-русски.

Связь с редакцией:
Гавриэль Фельдман
gavriel.feldman@gmail.com
+972506656154