Так вот или вот так? - Рав Шауль-Айзек Андрущак - на образовательном портале Ваикра.
Рубрики

Так вот или вот так?

Помочь уроку

Когда Моше первый раз взошел на гору Синай, Всевышний велел ему подготовить еврейский народ к получению Торы:

“Так скажи дому Яакова… Вы видели, что Я содеял Египту… И ныне, если слушать будете голоса Моего… будете Мне царством служителей и святым народом… Вот речи, которые тебе говорить сынам Израиля” (Шмот 19:3-6).

И Раши, комментируя слова “вот речи”, пишет: “Не менее и не более”.

Толкователи слов Раши тут же задаются вопросом: а с каких пор Моше у нас под подозрением, что может добавить или убавить от сказанного Всевышним? Да еще настолько, что нужно специальное предостережение: ни-ни! Или так поставим вопрос: что есть такого в данной ситуации, что заставляет опасаться, что Моше может что-нибудь добавить или убавить?

Или так еще можно спросить: допустим, Моше склонен выходить за рамки предписанного (см. случай со стукнутой скалой и т. д.), но почему тогда только в данном случае Б-г предостерегает Моше от убавлений и прибавлений, а не всякий раз, когда ему поручалось Небесами что-то передать сынам Израиля? Или хотя бы не в самый первый раз, когда это произошло?

“Гур Арье” (Мааршаль) предлагает такое объяснение: Моше было поручено уговорить сынов Израиля принять Тору. Добавлять к словам Творца он бы, разумеется, никогда ничего не стал. В том смысле, что никогда не стал бы добавлять свое и выдавать это свое за переданное Всевышним. Но он вполне мог или даже должен был (по крайней мере, на чей-либо взгляд) добавить уговоров от себя. В смысле, от собственного имени. Поэтому Писание предостерегает его (и нас): “Вот речи”. В данном случае – никакой самодеятельности! Ни слова от себя.

Почему? Чтобы в будущем сыны Израиля не смогли сказать, что приняли Тору только потому, что их заболтали. (И забалтывание, как маркетинговая технология, и попытки оправдать свою податливость ее эффективностью – старо, как знакомство Хавы со змеем).

Подпишитесь на рассылку платформы VAIKRA и получайте самые интересные уроки с сайта на E-mail, What's App или Telegram
Всем подписчикам в подарок 4 уникальные книги!

Замечательное объяснение. Только как быть со словами “не меньше”? О чем речь? Мы же, не дай Б-г, не опасаемся, что Моше мог недоговорить переданное Всевышним? Не опасаемся. Тогда что остается? Что Моше мог попытаться отговорить сынов Израиля от принятия Торы? Версия еще менее правдоподобная, чем предыдущая. Непонятно.

Придется возвращаться к началу отрывка. И комментариям Раши там. Вспоминаем: “Так скажи дому Яакова и возгласи сынам Израиля” (Шмот, 19:3). Раши поясняет: “”Дому Яакова” – это женщины. Скажи им словами мягкими”. А “и возгласи сынам Израиля” – кары и подробности разъясни мужчинам – речи жестокие, как полынь”.

На первый взгляд, речь о том, что мужчинам и женщинам следовало говорить в разной манере. В разговоре с мужчинами напирать на “негативные” моменты (кары и т.п.), причем вдаваясь в подробности. Что называется, прессовать. А женщинам обо всем том же следовало говорить мягко, с упором на позитив. А кары вообще не упоминать. И в подробности почем зря не лезть. Адаптация, короче. Еще одна царица грамотного маркетинга.

Но это то, что Моше (и мы) мог бы подумать: что Тора дала Моше некие общие указания, а он уже сформулировал, своими словами. Бабе – цветы, детям – мороженое и т. д. С мужиками – пожестче, с женщинами – помягче. Но с теми и с другими своими словами. На самом же деле, все было не так. Тора сказала: “вот речи”. Вот то, что скажи им, мужчинам и женщинам. И именно это именно этими словами. Не меньше и не больше.

Вроде сходится… Но Раши пишет: “Кары и подробности разъясни мужчинам”. Где у нас в тексте подробности о карах? Разве что совсем уж тонким намеком: упоминанием о постигшем Мицраим. Ну, что это за подробности? Уговоры, да, имеют место. Но тоже не очень подробные. И не особо мягкие.

А если допустить, что в тексте упоминается только в общих чертах то, о чем следовало говорить Моше, то опять становится непонятным, как понимать ограничение “не менее и не более”. Иными словами, непонятно, каким образом предписание из третьего стиха (как оно трактуется Раши: поговорить с мужчинами по-мужски, а с женщинами – по-хорошему) может быть исполнено в рамках предписания “не добавлять и не убавлять” к сказанному в трех конкретных стихах (Шмот, 19:4-6)?

Есть интересное мнение, что слова: “Вы видели, что Я содеял Мицраиму, и поднял вас на крыльях орлиных, и принес вас ко Мне. И ныне, если слушать будете голоса Моего и хранить Мой завет, то будете Мне сокровищем из всех народов, ибо Мне вся земля”, – были сказаны женщинам. А слова “И вы будете Мне царством служителей святому и святым народом” – мужчинам. Ибо статус “служителя святому” подразумевает тотальный отказ от всего греховного и неподобающего. Вот вам и кары и их подробности “на одной ноге”. (И заодно становится понятной конструкция: “Так скажи дому Яакова и возгласи сынам Израиля”. Сначала поговори с женщинами – “Так скажи дому Яакова”. А потом уже с мужчинами: “И возгласи сынам Израиля”.)

Но теперь не сходится с прямым значением слов Писания. Прямой смысл слов “И возгласи сынам Израиля” – возгласи всем сынам Израиля. Включая дочерей. (Помимо всего прочего, если бы слова “и вы будете Мне царством служителей святому и святым народом” касались только мужчин и были обращены только к ним, значит и сказанное в продолжение стиха (“Вот речи, которые тебе говорить сынам Израиля”) касалось только мужчин. А значит и ограничение “не менее и не более”. Где логика?

Кроме того, в словах “царства служителей святости” “служители” фигурируют просто потому, что лучшего перевода непереводимого слова “коэн” мы не придумали. Но в комментарии к интересующему нас стиху (Шмот, 19:6) Раши толкует слово “коаним” так: “Это знатные мужи, вельможи и т.д.”. А знатные мужи и вельможи – это о чем угодно, только не об ограничениях и запретах! А ведь нам были обещаны “кары и подробности”! Так если даже “коэны” тут не “служители” и действует правило “не менее и не более”, то куда смотреть? Где кары?

И вот еще что. Там, в Торе, в продолжение процитированному нами до сих пор, говорится: “И пришел Моше, и созвал старейшин народа, и изложил пред ними эти речи, которые заповедал ему Г-сподь”. На первый взгляд, совсем странно: Всевышний повелевает Моше сначала поговорить мягко с дочерьми Израиля, а затем жестко – с мужчинами. Каким образом можно было исполнить это повеление изложив то, что было велено передать, перед старейшинами?

В Мехильте (и пояснениях к ней) сказано, что Моше обращался ко всему народу Израиля. Но делал это в присутствии старейшин, чтобы выказать им почет. (Поэтому сказано не “говорил им”, а “изложил пред ними”, т.е. в их присутствии.) Но Раши ничего подобного не пишет. Даже намеком. Раши вообще игнорирует вопрос о том, почему то, что было велено передать народу, было изложено пред старейшинами. Т.е. на его взгляд нет тут никакой сложности и объяснять ничего не нужно.

Почему? Можно предположить следующее: предписание Моше “Так скажи дому Яакова и возгласи сынам Израиля”, полученное во время первого восхождения на гору Синай, относится не только к следующим непосредственно в продолжение стихам, но ко всем словам Торы, которые Моше предстояло передать сынам Израиля.

А что касается “не менее и не более”, в абсолютном большинстве случаев не только правом, но и обязанностью Моше было сопровождать слова Торы своими пояснениями и толкованиями. На пальцах объяснять. Схемы рисовать, если нужно. И при этом, разумеется, женщинам – в мягкой форме, а мужчинам – в немягкой. И только в тех считанных случаях, когда следовало передать слово в слово то, что велено, ни прибавляя ни слова – это должно оговаривается Писанием.

Как в нашем случае. Когда Всевышний велит Моше передать сынам Израиля три пункта. Пункт первый: “Вы видели, что Я содеял Египту, и поднял вас на крыльях орлиных, и принес вас ко Мне”. Пункт второй: “И ныне, если слушать будете голоса Моего и хранить Мой завет, то будете Мне сокровищем из всех народов, ибо Мне принадлежит вся земля”. Пункт третий: “И вы будете Мне царством служителей и святым народом”.

И в заключение было добавлено: “Вот речи, которые тебе говорить сынам Израиля”. В том смысле, что тут нужно только передать и никак не пояснять, не раскладывать, не растирать и т. д. В отличие от почти всей остальной Торы, которую сам Б-г велел Моше крутить и вертеть как угодно, лишь бы до сынов Израиля дошло, с Б-жьей помощью. И разумеется, то, что следует передать слово в слово, передается слово в слово всем. Без различия между мужчинами и женщинами. И это то, о чем сказано “Вот речи, которые тебе говорить сынам Израиля”. Всем сынам Израиля.

Попробуем найти доказательство тому, что именно об этом пишет Раши. В Мехильте, слова “так скажи” (Шмот, 19:3) трактуется следующим образом: “Так – на святом языке. Так – в такой последовательности. Так – об этом. Так – не умалив и не добавив”. Раши, меняет порядок слов Мехильты. “Так скажи” он комментирует: “Такими словами и в такой последовательности”. Т.е. “святой язык” он заменяет на “такие слова”, а “об этом” (содержание) вообще не упоминает. Как и “не умаляя и не добавляя”.

На первый взгляд, Раши исходит из того, что ограничение “не менее и не более” выводится из слов “вот речи”, а не из “так скажи”. Замечательно. Но почему он так считает? Казалось бы (и в святом языке это гораздо очевиднее, чем в русском), “так” – это указание на гораздо большую четкость указания, чем “вот”. В чем же дело? Почему, по мнению Раши, в нашем случае “так” не охватило аспект “не менее и не более” и понадобилось отдельное “вот”?!

В свете вышесказанного становится понятным, что, поскольку предписание “так скажи дому Яакова” касается всех слов Торы, очевидно, невозможно, чтобы оно содержало запрет Моше разъяснять, расширять, углублять и т. д. Наоборот, это его работа! И, кстати, на любых языках! Так что и ограничение на языки не проходит. Поэтому Раши ограничивается спецификой подачи, с учетом гендерных особенностей аудитории (“такими словами”) и порядком вещей (“и в такой последовательности”). Где речь не только о последовательности изложения материала, но и о последовательности выбора аудитории: сначала обращение к женщинам (дому Яакова), а уже затем к мужчинам (общине Израиля). А слова “вот речь”, относящиеся к трем стихам, форма и содержание которых, в отличие от прочих слов Торы, должны были быть донесенным до сынов Израиля без каких-либо сопроводиловок, это – про “не менее и не более”.

Вот-вот должен прийти Мащиах. И, как известно, все перелицуется на женскую сторону. Не в пошлом феминистском смысле. А глобально, по-настоящему революционно и неожиданно. Хотя, как известно, в канун Субботы (т.е. перед приходом Машиаха) положено пробовать субботние блюда. Положено? Вот мы и пробуем мягкую силу. Шелковое белье. Водку со вкусом маракуйи. Прости Г-споди.

(Авторизированное изложение беседы Любавичского Ребе, “Ликутей сихот” т. 36, стр. 86-89.)

Источник: ru.chabad.org

Источник

Этот материал – личное мнение автора. Редакция не несет за него ответственность.

Перепечатка материалов приветствуется со ссылкой на vaikra.com

Не пропускай самые интересные публикации для духовного роста. Подписывайся на нас в той социальной сети, которую любишь больше всего: Instagram, Facebook, Telegram.

Рав Шауль-Айзек Андрущак Помочь уроку

В 1991 году прибыл в Израиль для учебы в иешиве. После завершения учебы в иешиве был рабочим, затем чертежником в проектном бюро. Параллельно занимался преподавательской, журналистской и переводческой деятельностью, которая в последние годы стала основной.
Сейчас преподаю, перевожу, пишу, консультирую (он- и офф-лайн) по довольно широкому спектру вопросов, связанных с еврейством.