Тяжесть собственного "я" – Vaikra.com

Тяжесть собственного «я»

В нашей недельной главе читаем, что Всевышний велит Моше: «Иди к фараону, потому что Я ожесточил его сердце» (Шемот, гл. 10, ст. 1).

Но к чему продолжать наказывать фараона? Ведь после наказания градом тот признал, что «Всевышний праведен, а я и народ мой — виновны» (Шемот, гл. 9, ст. 27)?

Чего же еще нужно?

Но не следует спешить радостно рапортовать о «наметившихся позитивных тенденциях», что на деле не имеет ничего общего с действительностью.

В иврите соединительные союзы «а» и «и» на письме могут обозначаться одинаково — буквой «вав». Соответственно, фразу «Всевышний праведен, а я и народ мой — виновны» (в оригинале которой оба союза обозначены буквой вав) можно прочесть и по-другому: «Всевышний праведен и я, а народ мой — виновен».

Раскаянием здесь, согласитесь — и не пахнет.

Так как же нам воспринимать слова фараона — как чистосердечное раскаяние или как очередную попытку уйти от ответственности, переложив ее на других?

Начальная фраза нашей недельной главы косвенно свидетельствует в пользу второй версии.

Каким же образом?

Если мы прочтем ее еще внимательнее, то — увидим, что в ней есть лишнее слово. И это слово — «Я».

Дело в том, что употребленный в этой фразе в оригинале глагол «hихбадети» (в переводе — «Я ожесточил») — уже указывает на действие от первого лица. Зачем же перед ним добавлять еще и местоимение «ани» («я»)? Зачем писать «ани hихбадети», если можно вполне обойтись глаголом «hихбадети»? Ведь смысл в обоих случаях тот же самый.

В Торе, как мы знаем — не бывает лишних слов. Значит, слово «ани» должно нести в себе какую-то дополнительную смысловую нагрузку.

Какую же?

В иврите слово «эгоизм» («анохиют») — производное от местоимения «я», что весьма логично. Поэтому местоимение «я» вполне может служить синонимом эгоизма.

Выходит фразу «Иди к фараону, потому что Я ожесточил его сердце», можно понять и так: «Иди к фараону, потому что его эгоизм ожесточил его сердце».

Возможно, кто-то из читателей возмутится:

— По какому праву вы записываете фараона в эгоисты, а что, если на самом деле он — праведник?

Да, да, — согласимся мы, — именно потому, что он — праведник. Точнее — потому, что фараон считает себя праведником. Помните фразу — «Всевышний праведен и я (ани)»? Именно это «я» (этот эгоизм) и ожесточило сердце фараона.

на основе комментария рава Йонатана Эйбшица
(великий Учитель, автор десятков книг по всем разделам Устной и Письменной Торы; Польша – Германия, первая половина 18-го века)

Источник

Не пропускай самые интересные публикации для духовного роста. Подписывайся на нас в той социальной сети, которую любишь больше всего: Instagram, Facebook, Telegram.