✡ Ицхак Пинтосевич | Береги свою речь + «Краткая книга заповедей». Хафец Хаим. Урок 64 – Vaikra.com
Рубрики

✡ Ицхак Пинтосевич | Береги свою речь + «Краткая книга заповедей». Хафец Хаим. Урок 64

Помочь уроку

Ицхак Пинтосевич. Береги свою речь
+ «Краткая книга заповедей». Хафец Хаим. Урок 64

13. Не злословь о человеке перед его родственниками!

Категорически запрещено говорить кому-то колкости и обидные слова о его родителях, братьях, сестрах, супругах, детях и других родственниках.
Даже если мы хотим, чтобы человек, выслушав нас, упрекнул в чем-то своего родственника, все равно нам нельзя этого делать.
Однако, если мы сделали человеку какое-то серьезное замечание, а он и в ус не дует, т.е. не обращает на наши слова никакого внимания, а мы уверены, что кто-то из его родни может на него положительно повлиять, — разрешено поговорить с этим авторитетным родственником.
В Торе приведен такой пример. Йосеф, сын Яакова, пожаловался отцу на братьев, чтобы отец сделал им выговор и повлиял бы на их, недопустимое с его точки зрения, поведение. Тем не менее, он был наказан. За что?
За то, что, прежде чем поговорить с отцом, не попытался повлиять на братьев.
Исай Кречман имеет право рассказать бабушке и дедушке маленького Вени о том, что тот связался с дурной дворовой компанией, если он уже попытался предостеречь Веню, но тот не стал его слушать, — поскольку бабушка и дедушка имеют на внука несомненное влияние и он прислушивается к их словам.
Двора не может пожаловаться матери на дурное поведение сестры, до того как она сама попытается урезонить ее, а та не обратит на ее упреки внимания (или же она заранее абсолютно уверена, что ее слова не окажут на сестру никакого влияния).
Отрывок из книги: Рав Зелиг Плискин. «Береги свою речь».
_______

Ицхак Пинтосевич делится рассказами о праведниках:

Чтобы ты остался евреем. Рав Ицхак Зильбер

http://www.istok.ru/library/72-chtoby-ty-ostalsya-evreem-vospominaniya-4-kazan.html

– Молодой человек, да поймите же – люди учатся с начала года, и то едва успевают! Программа рассчитана на десять месяцев. Осталось всего три. Какой смысл вас принимать?
То, что я опоздал к началу занятий,- пришел в марте вместо сентября, было не единственной бедой. У меня ведь и справки об окончании девяти классов не было. Я не то что девяти – и одного класса не окончил. Кроме того, на курсах учились без отрыва от производства (тогдашний термин), то есть лишь рабочие с рекомендацией с места работы, а меня только что уволили… Ну и, наконец, требовалась бумажка о “чистом” социальном происхождении. А я… Добро бы – сын рабочего, ладно уж – сын крестьянина. Но сын раввина?! Шансы мои, похоже, равнялись нулю.
Оказалось, кстати, это последний год, когда в институт разрешалось поступать без школьного аттестата, то есть с неполным средним образованием, – все решали вступительные экзамены. Потом эту льготу отменили. Не используй я ее тогда, вуза бы мне не видать.
Как известно, все, что ни случается с человеком, – к лучшему. К родителям пришли гости, и меня попросили приготовить чай. Я поставил чайник на примус и вдруг плеснул керосином на руку и обжег. Три года я возился в мастерской с примусами, включал их и выключал – и никогда никаких происшествий. А тут – обжегся. С больной рукой много не наработаешь, и я понял так, что Сверху хотят, чтобы я предпринял новую попытку.
Я опять отправился на курсы. На .сей раз посетителей принимал почему-то сам директор – национальный, как тогда выражались, кадр татарин Кадыров. Директор выслушал меня спокойно и повторил то же, что и секретарь:
– Прием закончен, занятия давно идут, и мы не можем принимать новых людей, когда даже те, кто занимается, не успевают пройти программу.
Я вижу – ничего сделать нельзя, и говорю:
– Ну, я пошел.
А рядом сидел секретарь комсомольской ячейки Майданчик, еврейский парень. Я знал его с виду, потому что он, собираясь жениться, приходил к моему отцу. Майданчик шепчет:
– Не уходи, подожди!
Я спрашиваю:
– Чего ждать?
Он тихо так:
– Б-г еще поможет.
– Как?
Он отвечает мне стихом из Торы:
– ”Разве рука Б-га коротка?”
После таких слов я, конечно, не мог уйти. Сижу, жду. Чего – и сам не знаю. Проходит пять минут. Я спрашиваю:
– А сейчас можно уйти?
Он говорит:
– Нет, жди еще.
Жду еще пять-шесть минут. Тут входит парень в военной шинели (Николай Бронников его звали – помнится все, как сейчас). Парень только что демобилизовался и тоже хотел поступить на курсы. Ему директор отказать не мог. Он тут же вызвал преподавателя математики, тот опросил нас обоих и говорит:
– Не возражаю.

Смотрите другие уроки из этого цикла:

Подписывайтесь на нас в Telegram:
https://t.me/vaikra

И в Instagram:
https://www.instagram.com/platformvaikra/

Подпишитесь на рассылку платформы VAIKRA и получайте самые интересные уроки с сайта на E-mail, What's App или Telegram
Всем подписчикам в подарок 4 уникальные книги!

Этот материал – личное мнение автора. Редакция не несет за него ответственность.

Перепечатка материалов приветствуется со ссылкой на vaikra.com

Не пропускай самые интересные публикации для духовного роста. Подписывайся на нас в той социальной сети, которую любишь больше всего: Instagram, Facebook, Telegram.

Ицхак Пинтосевич Помочь уроку

Ицхак Пинтосевич - подготовил более 1 500 бизнес-тренеров и коучей. Обучал мировые корпорации: Procter&Gamble, Deloitte, AVON, MTC и др. Создатель самого крупного в РУНЕТЕ портала по развитию 5СФЕР. Автор 14 книг. Учился у Рава Ицхака Зильбера.

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments