✡ Ицхак Пинтосевич | Береги свою речь + «Краткая книга заповедей». Хафец Хаим. Урок 69 – Vaikra.com
Рубрики

✡ Ицхак Пинтосевич | Береги свою речь + «Краткая книга заповедей». Хафец Хаим. Урок 69

Помочь уроку

Ицхак Пинтосевич. Береги свою речь
+ «Краткая книга заповедей». Хафец Хаим. Урок 69

5. Похвала в присутствии многих

Хвалить человека в присутствии большого количества людей запрещено, даже если наша похвала скромна, и у нас нет информации о том, что кто-то из присутствующих недолюбливает того, о ком идет разговор. Вполне возможно, что у кого-то из слушателей появится желание упомянуть один из его недостатков.
Разрешено хвалить в обществе лишь человека, обществу не знакомого, — но даже в этом случае делать это надо осторожно и деликатно, не превознося его до небес.
Благоразумнее всего — держаться в стороне от групп, обсуждающих чужие достоинства. Вполне возможно, что будут упомянуты чьи-либо отрицательные черты, даже если говорят о человеке, по-настоящему праведном и обладающем авторитетом.

6. Похвала хорошему человеку

Если вы уверены в кристальной честности человека, то можете похвалить его перед другими: ведь вы знаете, что никто не попытается его очернить. Даже если и найдется любитель злословия, остальные будут уверены, что он лжет.
Отрывок из книги: Рав Зелиг Плискин. «Береги свою речь»
_______

Ицхак Пинтосевич — по «Краткой книге заповедей» Хафец Хаима»:

35. Заповедь, повелевающая жить в сукке семь дней праздника Суккот

Сказано о празднике Суккот в Торе: «В шалашах живите семь дней» (Вайикра 23:42). (На иврите шалаш, пригодный для праздника Суккот, называется сукка).
На протяжении всех семи дней праздника нужно есть, пить и находиться в сукке – как днем, так и ночью. На все семь дней праздника дом, в котором живет еврей, становится для него временным жильем, а сукка – постоянным.
Запрещается совершать трапезу вне сукки. В первую ночь праздника необходимо съесть в сукке хотя бы кезаит хлеба. Все праздничные дни хлеб можно есть только в сукке, но фрукты разрешено есть также и вне ее. Мудрецы постановили, что ребенок, достигший сознательного возраста, тоже обязан соблюдать эту заповедь.
Эту заповедь обязаны соблюдать всегда – но только мужчины.
_______

Ицхак Пинтосевич делится рассказами о праведниках:

ЧТОБЫ ТЫ ОСТАЛСЯ ЕВРЕЕМ. Рав Ицхак Зильбер

bez nazvaniya 2

Со мной в университете с разницей в один курс, кажется, учились два еврея, Шифрин и Рудник. Как-то раз, году в сорок втором, когда я забежал в университет на консультацию к Чеботареву, они зазвали меня в какую-то аудиторию и говорят:
– Исаак, мы тебя уважаем как талантливого ученого. Но нас удивляет, как это совмещается у тебя с религией? Просто непонятно.
И они сказали, очень честно:
– О Б-ге не будем спорить – это дело философское. Не будем оспаривать даже исход из Египта. Этому уже больше трех тысяч лет. Нас тогда не было. Но ведь в еврейской религии есть откровенные нелепости. Как же ты, человек науки, можешь это поддерживать?
Я спрашиваю:
– Ну что, например?
У одного из них, Рудника, был сосед, верующий литовский еврей Поташник. Рудник и говорит:
– Вот Поташник мне однажды сказал, что в еврейских книгах написано, будто евреи не вечно будут в изгнании. Б-г начнет собирать их в их страну, и, придет время, они будут жить в своей стране. Это же ахинея! Пока, как мы видим, даже бешеных собак так не истребляют, как евреев. Неизвестно, будут ли евреи существовать через семьдесят-восемьдесят лет. А если и будут – кого выпустят из России? Тебя? Меня?
И даже если вообразить, что за подписью Сталина будет объявлено, что все желающие евреи могут ехать в Палестину, – кто поедет? Я не поеду, он (показывает на Шифрина) не поедет – мы коммунисты до мозга костей. Как может разумный человек этому верить? И как ты можешь придерживаться религии, утверждающей такие нереальные вещи?
Надо заметить, что в начале разговора они меня предупредили:
– Мы ничего никому не сказали, но сами-то догадались, что ты верующий. Однажды ты не пришел на занятия. Мы выяснили – это был Йом-Кипур…
Они вспомнили еще несколько случаев.
– Мы поняли, – говорит Рудник, – что здесь что-то не так.
Отрицать я не мог, да и не хотел. Но и доверять чересчур – тоже не мог. Рудник, между прочим, возглавлял университетский СВ Б. Тогда это сокращение было понятно каждому. Означало оно не что иное как Союз воинствующих безбожников. Что я мог ему ответить? Да еще в сорок втором году! Я сказал:
– Да, написано, что евреи в этом изгнании не навечно. И что Б-г начнет собирать их постепенно, что мы еще вернемся в свою страну и что во главе народа будет стоять руководитель из семьи Давида. Многие вещи, записанные в Торе и Пророках, исполнились. Например: ”Рассеет тебя Б-г между всеми народами от края света до края света…” Это же исполнилось! Кто бы мог подумать так во времена, когда это было предсказано? И так же, как исполнилось многое, что записано, так и это исполнится. Мы еще доживем до этого.
Так закончился наш разговор.
Прошло время. Я искал их обоих, мне интересно было с ними встретиться, но не нашел.
Много лет спустя, уже в Израиле, я узнал, что Шифрин погиб на фронте, а Рудник преподает в Ленинградском военном училище. Я дозвонился к нему из Иерусалима и говорил с ним по телефону полчаса. Жена смотрела на меня, как на сумасшедшего. Я обычно больше минуты-двух по телефону не говорю. А тут – полчаса. Рудник мне все рассказывал и рассказывал, а я ни словом не напомнил ему о том нашем разговоре. В конце он меня попросил: ”Мой сын в Израиле, помоги ему насчет языка”.
И происходит следующее.
Прихожу я на прием к доктору Цацкису, договориться об обрезании для кого-то из новоприбывших. Поскольку в Союзе редким мальчикам делали обрезание на восьмой день, как требует Тора, некоторые репатрианты делали брит-милу в Израиле уже в таком возрасте, когда нужны специальные, больничные, условия. Сижу в очереди. Передо мной – молодой человек. Слышу фамилию: ”Рудник”.
Спрашиваю:
– Не из Ленинграда ли?
– Да, – отвечает.
Оказывается, сын Рудника в тот день делал обрезание своему сыну!
После обрезания полагается устраивать праздничную трапезу, но в больнице это не совсем удобно. Так что, кроме вина для благословения, я обычно приношу только печенье и прохладительный напиток. Но тут уж я побежал, принес рыбу, хлеб, вино и устроил большую трапезу.
Я написал Руднику-старшему об этой встрече. Прошло время. Рудник приехал в Израиль и побывал у меня в гостях. Он был молчалив – видно, стеснялся говорить при всех. Но потом, выйдя со мной на улицу, бывший глава СВБ воздел руки к небу и говорит: ”Исаак, то, что я и ты здесь, – это от Б-га!” Я дал ему мезузу и тфилин. А потом он прислал в Израиль в ешиву внука, которого ему родила дочь.
Смотрите другие уроки из этого цикла:

Подпишитесь на рассылку платформы VAIKRA и получайте самые интересные уроки с сайта на E-mail, What's App или Telegram
Всем подписчикам в подарок 4 уникальные книги!

Этот материал – личное мнение автора. Редакция не несет за него ответственность.

Перепечатка материалов приветствуется со ссылкой на vaikra.com

Не пропускай самые интересные публикации для духовного роста. Подписывайся на нас в той социальной сети, которую любишь больше всего: Instagram, Facebook, Telegram.

Ицхак Пинтосевич Помочь уроку

Ицхак Пинтосевич - подготовил более 1 500 бизнес-тренеров и коучей. Обучал мировые корпорации: Procter&Gamble, Deloitte, AVON, MTC и др. Создатель самого крупного в РУНЕТЕ портала по развитию 5СФЕР. Автор 14 книг. Учился у Рава Ицхака Зильбера.

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments