Как Авраам кормил гостей молочным вместе с мясным? – Vaikra.com
Журнал "Лехаим"

Ежемесячный иллюстрированный литературно-публицистический журнал, посвященный истории, культуре и религии еврейского народа. Объединяет разнообразные жанры – художественную прозу, критику, исторические эссе, рецензии и обзоры. Журнал начал издаваться в декабре 1991 года по инициативе Боруха Горина, который стал его главным редактором.

Как Авраам кормил гостей молочным вместе с мясным?

Среди методов изучения и толкования Торы есть такой, который называется пилпул. Это слово однокоренное со словом «пилпел» («перец») и означает острую, «приперченную» дискуссию. Особенность метода – попеременное доказательство правоты различных (иногда диаметрально противоположных, исключающих друг друга) мнений. Однако в процессе настоящего пилпула, не выливающегося в бесплодные схоластические прения, всегда оказывается, что противоположные точки зрения не исключают, а дополняют и обогащают друг друга.

Рассказывается в Торе, что Авраам, принимая пришедших к нему ангелов за обыкновенных путников, постарался принять их как можно лучше и угостить самым вкусным: «И взял масла, и молока, и теленка, которого приготовил, и поставил пред ними» (Брейшис, 18:8).

Раши особо отмечает, что «хлеба он не принес». Почему? Потому что Авраам «исполнил всю Тору раньше, чем она была дарована» (Кидушин, 4:14) и в его доме тщательно соблюдали законы ритуальной чистоты, не делая исключений даже для гостей-язычников. С появлением ангелов Сара омолодилась и к ней вернулась способность рожать; выразилось это в том, что внезапно, как раз в тот момент, когда она замешивала тесто для хлеба, у нее начались месячные. В результате тесто оказалось ритуально оскверненным и, согласно правилам дома Авраама, непригодным для угощения путников.

Однако главный вопрос, который возникает здесь и который занимает всех комментаторов Торы, заключается в следующем. Как же Авраам, настолько тщательно исполняющий законы Торы, что даже не подал своим гостям (которых он считал язычниками-бедуинами) ритуально нечистый хлеб, нарушил запрет Торы, накормив их молочным вместе с мясным?!

Радак (рабби Довид Кимхи) объясняет, что, принеся разные виды пищи, Авраам предложил их гостям на выбор: каждый взял то, что хотел. Однако большинство  комментаторов следуют Раши, который предлагает иное объяснение: «То, что приготовил первым, подал первым». То есть молочное Авраам не подал вместе с мясным: приготовление мясного деликатеса («трех языков в горчичном соусе», как подчеркивает Раши) должно было потребовать значительного количества времени, а пока Авраам предложил гостям легкую молочную закуску. Это согласуется и с простым смыслом слов Торы: «И взял масла, и молока <…> и поставил пред ними», а потом – «теленка, которого приготовил».

Правда, тут же возникает другой вопрос. Рамбам постановляет (Мишне Тора, Законы о запрещенных видах пищи, 9:26): «Тому, кто сначала ел творог или молоко, разрешается сразу же после того есть мясо, но он должен сполоснуть руки и очистить рот между творогом и мясом. А чем он очистит рот? Хлебом», – то есть пожевав кусочек хлеба, который, заключает Рамбам, можно проглотить, а можно и выплюнуть. Однако, согласно Раши, как раз хлеба-то Авраам не принес! Получается, что он не предоставил гостям возможности «очистить рот» между молочным и мясным – значит, все-таки заставил их нарушить Алоху?

Можно было бы ответить словами Геморы: «Никогда человек не должен вести иначе, чем принято в том месте, где находится» (Бава мециа, 86б). Как подтверждение этого правила Гемора приводит два примера. Первый: Моше-рабейну, поднявшись на небеса, «хлеба не ел» (Шмойс, 34:28; Дворим, 9:9, 18), а второй пример как раз наш – ангелы, пришедшие к Аврааму, «спустившись на землю, ели хлеб». Значит, там все-таки был хлеб, который они поели между молочным и мясным и «очистили рот», в результате чего стало возможным, согласно закону Торы, есть мясное сразу после молочного?

Что же это был за хлеб и откуда он взялся? Не стоит ломать себе голову и придумывать всевозможные варианты. В Танахе слово «хлеб» является обозначением пищи вообще. Наиболее яркий пример тому – сказанное о пире вавилонского царя Бельшацара (Даниэл, 5:1): «приготовил огромный хлеб» (то есть «устроил огромную трапезу»). Именно так слово «хлеб» объясняет Раши в своем комментарии к Торе. Например, в буквальном смысле: «от Ошера – тучен хлеб его» (Брейшис, 49:20): «съестные продукты, поступающие от колена Ошера, будут тучными». Или в переносном: «приносить хлеб Всесильному Своему» (Ваикро, 21:17, 21, 22; см. также Ваикро, 3:11: «в пищу огню для Б-га»). В последнем случае Раши в подтверждение своего объяснения приводит дополнительные примеры: «Погубим его, подмешав ядовитое растение в его хлеб» (то есть в пищу); «Для веселья готовят хлеб» (то есть устраивают трапезу). Следовательно, «хлеб», о котором говорит Гемора, это все те же «масло, и молоко», и мясо «теленка, которого приготовил» Авраам. А значит, наш вопрос «вернулся на место»!

Правда, возможен еще один ответ. Мишна говорит, что Авраам «исполнял всю Тору» – но, возможно, не многочисленные установления мудрецов Торы? А необходимость «очистить рот» между молочным и мясным относится именно к установлениям «учителей наших».

Однако сказанное в Геморе (Бава мециа, 87а), что «Авраам, праотец наш, ел будничную пищу в ритуальной чистоте», опровергает и это предположение. Большинство ранних кодификаторов Законов Торы (среди которых и Рамбам, и Рамбан) считают, что не существует запрета есть ритуально оскверненную пищу (см. Энциклопедия талмудис, «Хулин»), и если Авраам тем не менее не только не ел сам, но и не давал есть оскверненный хлеб язычникам-бедуинам, значит, точность исполнения им правил кошерности не знала пределов. Поэтому нет сомнения в том, что и все установления учителей наших он исполнял «раньше, чем они были даны».

Однако должен ли он был прилагать столько усилий, чтобы кормить кошерной пищей невежественных язычников?

На этот вопрос отвечает Любавичский Ребе (см. Ликутей сихойс, т. 5, стр. 193). Из того, что Гемора прибавляет к имени Авраама «праотец наш», Ребе делает вывод: столь высокая точность (идур) в исполнении заповедей относилась только к «Аврааму, праотцу нашему» – одному, – следовательно, он вовсе не был обязан давать своим гостям (тем более язычникам-бедуинам, за которых он принял ангелов) непременно ритуально чистую пищу. Тем не менее, раз он сам такую пищу не ел, он никому ее не предлагал, и Ребе объясняет, что и этим Авраам, праотец наш, проявлял величайшую точность в исполнении установлений Торы. А именно – он помогал другим наилучшим образом исполнять их: хотя у самого Авраама не было обязанности кормить своих гостей ритуально чистой пищей, зато у них возникала обязанность есть именно ритуально чистую пищу. Из приведенного Геморой мнения следует, что если кто-нибудь находится в чужом доме, то на то время, пока он там, он обязан разделить все строгости и идуры, принятые в этом доме, даже если сам по себе весьма далек от высокой степени выполнения установлений Торы. Понятно, почему Авраам не дал своим гостям оскверненного хлеба: находясь в его доме, гости должны были проявлять особую осмотрительность и, как сам Авраам, есть обычную, будничную пищу в состоянии ритуальной чистоты.

Но если так, то Авраам не должен был давать своим гостям мясное сразу после молочного, как он не дал им есть оскверненный хлеб!

Любавичский Ребе дает два варианта ответа (см. Ликутей сихойс, т. 6, стр. 150). Первый следует Раши: гости ели мясное не вместе с молочным, а после него. Второй следует Радаку: «тот, кто ел молочное, не ел мясное, а тот, кто ел мясное, – не ел молочное». (А то обстоятельство, что, согласно Раши, Авраам приготовил для троих гостей три языка под горчичным соусом, – так это он сделал для того, чтобы у них был выбор: может быть, все трое захотят есть одно и то же, и не языки, а самого теленка?)

Однако первый ответ тем не менее не вполне согласуется с комментарием Раши: «То, что приготовил первым, подал первым». Подобное мнение оставляет место для предположения, что гости не выждали надлежащего времени между молочным и мясным, а ели второе сразу после первого. Откуда же видно, что они все-таки сделали перерыв между молочным и мясным?..

Также и во втором ответе существует некоторая натянутость. Даже если «тот, кто ел молочное, не ел мясное, а тот, кто ел мясное, – не ел молочное», зачем Авраам с самого начала подал им и молочное, и мясное? Ведь ясно, что гости, пришедшие к нему, не знали законов Торы, – не правильней ли было, вместо того, чтобы «поставить пред ними» два разных вида пищи, сначала спросить, чего каждый из них хочет: мясного или молочного? А затем каждому дать только то, что он попросил. Однако из того, что Авраам предпочел предложить им оба вида пищи, следует, что каждый из них ел и то и другое.

Этот вывод полностью соответствует приведенному выше рассуждению из Геморы: «Никогда человек не должен вести иначе, чем принято в том месте, где находится». В «Тойсфойс» высказывается предположение, что ангелы лишь делали вид, что ели, однако в мидраше «Сейдер Элияу Раба» приводится мнение, что ангелы на самом деле ели, «чтобы почтить Авраама». Невозможно представить себе, чтобы ели они лишь что-то из той пищи, которую он «поставил пред ними»: это было бы выражением не уважения, а, наоборот, пренебрежения!

Поэтому, в свете комментария Раши, следует все-таки сделать вывод, что Авраам подал мясное лишь тогда, когда прошло достаточное количество времени после молочной пищи, дабы разрешено было есть пищу мясную. Как только это время прошло – он без промедления подал им «теленка, которого приготовил».

В свете же комментария Радака можно предположить: Авраам подал своим гостям так много еды, что отказ от чего-то означал, что гость уже насытился и не хочет больше есть. То есть это следовало воспринимать как выражение восхищения гостеприимством Авраама.

Автор: Моше-Мордехай Гинзбург
Обложка: Марк Шагал. «Авраам и три Ангела», 1960-1966 гг.

© «Лехаим»

Не пропускай самые интересные публикации для духовного роста. Подписывайся на нас в той социальной сети, которую любишь больше всего: Instagram, Facebook, Telegram.

Журнал "Лехаим"

Ежемесячный иллюстрированный литературно-публицистический журнал, посвященный истории, культуре и религии еврейского народа. Объединяет разнообразные жанры – художественную прозу, критику, исторические эссе, рецензии и обзоры. Журнал начал издаваться в декабре 1991 года по инициативе Боруха Горина, который стал его главным редактором.

0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
0
Would love your thoughts, please comment.x
()
x