Еврейские женщины и изучение Торы | Часть 2 - Журнал Мир Торы - на образовательном портале Ваикра.
Рубрики

Еврейские женщины и изучение Торы | Часть 2

Помочь уроку

Автор: Рав Элиягу Тавгер, преподаватель ешивы “Торат Хаим”

Исторический контекст. Галисийское еврейство в XIX-начале XX века: всеобщее образование и духовный кризис

Раздел Речи Посполитой между Австрией, Пруссией и Россией имел драматические последствия для всего еврейского народа, потому что абсолютное большинство евреев жило на территории Польши. В 1772 году в результате перекраивания границ Галиция стала частью Австрии (с 1868 года — Австро-Венгерской империи), которой правила династия Габсбургов. Вскоре после после присоединения Галиции император Священной Римской империи Иосиф II, унаследовавший австрийские земли, начал открывать там школы, предназначенные специально для еврейских детей, чтобы воспитывать их в немецком духе и превратить в полезных подданных. Бремя содержания этих школ было возложено на евреев. Все они обязаны были отправлять туда своих детей. В 1806 году эпоха «йозефитских» школ подошла к концу: еврейских детей обязали учиться в обычных христианских учебных заведениях. Тем не менее, множество еврейских детей успешно избегало этой участи, поскольку школ было крайне мало, и покрыть «потребности» еврейского населения они не могли.

В 1869 году был принят закон об обязательном образовании для мальчиков и девочек в возрасте с 6 до 14 лет. Этот новый закон привел к ускоренному созданию публичных школ на всей территории Галиции. В отличие от нееврейских соседей, еврейские родители категорически отказывались посылать туда мальчиков, которые продолжали учиться в хедерах. Учеба в хедере, который фактически являлся частным заведением, стоила денег. Кроме того, родители вынуждены были платить штрафы за отказ отдавать сыновей в «нормальную» школу.

Но с девочками все было совершенно иначе. С начала 70-х годов глубоко религиозные родители начали отправлять своих дочерей в публичные школы. Спустя еще несколько лет посещение обычных школ девочками из строго соблюдающих семей превратилось в норму, распространилось на хасидские и раввинские семьи, и уже не вызывало особых вопросов и колебаний. В итоге десятки тысяч еврейских девочек усердно изучали в католических школах польскую литературу и историю, а базовые представления о еврейской традиции они приобретали, в лучшем случае, у себя дома.

Здесь нужно упомянуть, что с начала 70-х годов система образования в Галиции получила автономию: теперь поляки имели возможность развивать свой национальный компонент в образовательных учреждениях региона в обмен на поддержку политики имперских властей. В результате школьная система превратилась в главный инструмент приобщения галисийской молодежи к польскому патриотическому движению, которое было тесно связано с католической церковью. Так выросло целое поколение девушек из строго соблюдающих семей, которые говорили, думали и выглядели как «полячки», и с огромным энтузиазмом воспринимали польскую культуру. Родители девушек пред- полагали, что когда их дочери выйдут замуж, они несомненно забудут все эти «глупости», которые им рассказывали в юные годы в школе, и станут как их матери — т.е. превратятся в кашерных еврейских женщин. Многие семьи продолжали сватать своих «просвещенных» дочерей за молодых талмудистов, словно не замечая проблемы.

Но проблема была, и с каждым днем она становилась все более острой. В 1900 году в еврейской прессе началась полемика относительно сложившейся ситуации. Эта полемика была спровоцирована т.н. «Аратенским происшествием»: тринадцатилетняя девочка из важной хасидской семьи, не желая жить в браке с навязанным ей мужем, сбежала в монастырь и приняла крещение. Одни говорили, что происходящее представляет собой духовную катастрофу, и необходимо срочно создавать еврейские учебные заведения для девушек. В качестве прецедента они приводили пример школы для девочек во Франкфурте, созданной равом Шимшоном Рафаэлем Гиршем (1808-1888), возглавлявшим местную общину. Другие считали, что создавать школы для девочек нельзя, поскольку существует запрет обучать женщину Торе.

Подпишитесь на рассылку платформы VAIKRA и получайте самые интересные уроки с сайта на E-mail, What's App или Telegram
Всем подписчикам в подарок 4 уникальные книги!

Исторический контекст очень важен для понимания событий в Галиции, поскольку Галиция принципиально отличалась от других мест проживания евреев — в частности, от России. Австро-венгерский закон об обязательном всеобщем образовании был одним из первых законов такого типа в Европе. Этот закон привлек в нееврейские школы множество еврейских девушек, что спровоцировало давление со стороны общества на тех, кто обществом руководил, с целью создания еврейских религиозных школ для девочек — давление было намного более продолжительным и активным, чем в других местах.

Было предпринято несколько попыток создать организации, которые начали бы обучать девочек и помогли бы исправить положение, которое становилось катастрофическим. Однако под давлением противников женского образования все инициативы рушились одна за другой. Проблема не могла быть решена на уровне раввинов, поскольку еврейство Галиции было полностью раздроблено, и каждый хасидский двор издавал свою газету: любое предложение любого авторитета автоматически встречало противодействие со стороны других групп.

В 1914 году началась Первая Мировая война, возникло множество новых проблем, в связи с чем активное обсуждение «женского вопроса» в еврейской Галиции закончилось. В 1917 году, когда война еще продол-жалась, уроженка Кракова Сара Шнирер предприняла первые шаги чтобы организовать постоянные уроки Торы для девушек. Таким образом, внедрение женского образо- вания в еврейском обществе началось снизу, как частная инициатива никому не известной женщины.

Сара Шнирер и создание «Бейт Яаков»

Сара Шнирер родилась в 1883 году в Кракове. Ее отец, реб Бецалель, был хасидом ребе из Цанз (Новы-Сонч). В школе она училась с большим прилежанием. Когда материальное положение в семье Сары ухудшилось, она была вынуждена начать работать и стала портнихой. Сара была очень любознательной девушкой с широким кругозором. В своей автобиографии она отметила, что в особенности ее интересовали вопросы воспитания, история и литература — в первую очередь, классические немецкие и польские авторы. В связи с этим она посещала лекции в польских университетах. Иногда Сара ездила в Вену чтобы закупить ткани, и с удовольствием посещала зал в отеле «Байеришер Хоф», где можно было послушать доклады по немецкой классической литературе. В то же время, она очень сожалела о том, что не было альтернативного еврейского места, которое могло бы обеспечить потребности еврейской молодежи в образовании.

«К счастью, полученное мною еврейское воспитание служило для меня фильтром. Но что будет с другими девушками? Если бы я только могла научить их тому, что они хотели познать, и вместе с тем обогатить их мудростью Торы и нашей еврейской традиции! Если б я только могла…!», — писала она.

В начале Первой Мировой еврейских мужчин мобилизовали на фронт, а женщины бежали из Галиции в Вену, где они чувствовали себя в большей безопасности. Сара Шнирер и ее семья тоже оказались в Вене. Большое влияние на Сару произвели выступления рава Моше Флеша в Венской синагоге, которые она конспектировала. В тот же период она познакомилась с идеями рава Шимшона Рафаэля Гирша в отношении воспитания еврейских женщин. Спустя несколько лет она записала в дневнике: «Колыбель мирового движения «Бейт Яаков» стояла в Вене».

Ближе к концу войны семья Сары вернулась в Краков. К этому моменту обстановка в городе изменилась: еврейская молодежь попала под влияние новых идей, а о дочерях Израиля никто не заботился. Многие девушки вступали в коммунистическую партию, а также в светские сионистские организации, однако подход в общине оставался прежним: еврейские девочки будут учиться в обычных нееврейских школах, а традиционное воспитание получат в домашних условиях от своих матерей. Сара решила обратиться к общинным лидерам, пытаясь убедить их в необходимости начать создавать женские учебные заведения, но столкнулась со сложностями и сопротивлением: даже ее подруги отнеслись к этой идее с безразличием.

Тогда в сопровождении брата она отправилась в курортный городок Мариенбад (нынешний Марианске-Лазне), чтобы получить благословение от рава Иссахара Дова Рокеаха, адмора из Бельз, который находился там на отдыхе. Брат передал ребе «квитл» (записку): «Она хочет воспитывать еврейских девочек в еврейском духе», и адмор благословил ее. По словам Сары, она испытала невероятный душевный подъем. В обществе эта история с благословением была воспринята неоднозначно: «ревнители» утверждали, что в «квитле» ничего не говорилось о намерении Сары учить девочек и девушек организованно. Но многие из них не выступили против Сары активно, поскольку опасались, что ребе, будучи человеком особенным, должен знать все.

Сара собрала группу харедимных женщин, чтобы изложить им свои идеи. Ей удалось заинтересовать этих женщин, они обещали помочь организовать встречу с девушками. На первое мероприятие — «онег Шабат» («наслаждение Субботой») в зале краковского дома сирот — собрались 40 девушек в возрасте 16-20 лет. Темой встречи было заявлено обсуждение слов мудрецов в трактате «Авот». В начале мероприятия девушки проявляли большой интерес и энтузиазм, но по ходу встречи начинали вставать и уходить. Тогда Сара решила пригласить других девушек на «вечер поэзии». Поэзия интересовала молодежь намного больше, чем слова мудрецов, поэтому на мероприятие пришло очень много девушек. На «вечере поэзии» Сара устроила чтение Теилим и отрывков из пророческих книг. На следующем этапе она создала небольшую библиотеку, в которой были собраны сочинения рава Гирша, книги Маркуса Лемана и выпуски журнала «Дер Израэлит» (основанного равом Гиршем в Германии), а также работы классиков еврейской религиозной мысли. Несмотря на успех второй встречи, девушки, принявшие в ней участие, не планировали продол- жать заниматься, поскольку опасались, что эти встречи на них повлияют, и им придется изменить образ жизни и вернуться к строгому соблюдению Торы, а пойти на это они готовы не были. В итоге Сара предпочла сосредоточиться на работе с юными девочками, которые еще не попали под влияние внешней культуры.

В 1918 году Сара решила использовать свою швейную мастерскую как учебный класс и открыла школу. Семь первых учениц из Кракова стали ядром будущего движения «Бейт Яаков». К ним присоединились несколько девочек не из Кракова, и в октябре 1918 года в классе учились 25 учениц. Сара ввела школьную форму (белые воротнички), девочки ели и спали в том же классе. В конце года они получили табели, вручную заполненные самой Сарой Шнирер. Ей помогала рабанит Альберштам (внучка рава Хаима Альберштама, автора книги «Диврей Хаим» и основателя Цанзской династии адморов): на нее очень тяжелое впечатление произвела история в семействе адмора, подобная «Аратенскому происшествию» 1900 года, и теперь она активно убеждала родителей посылать девочек в школу Сары Шнирер. Вторым ключевым помощником был рав Мордехай Люксембург — отец одной из учениц, который много времени посвятил решению материальных проблем школы. Спустя короткое время мастерская уже не могла вместить всех желающих учиться. Сара арендовала небольшую квартиру на улице Катаржина и сделала вывеску: «Школа “Бейт Яаков” для дочерей Израиля». После того, как проект закрепился в Кракове, Сара начала ездить по разным городам чтобы открыть подобные школы в других местах. Гитл Тайтельбойм из первого выпуска краковского «Бейт Яаков» стала первой учительницей в первой школе, созданной за пределами Кракова. Вслед за ней учительницами «Бейт Яаков» стали и другие девочки из первого выпуска.

На начальном этапе многие принимали школу в штыки, иногда в окна летели камни. Сара успокаивала девочек: «Эти люди придерживаются своего пути, а мы будем придерживаться своего». Философия Сары Шнирер состояла в том, что «дочь Израиля должна иметь два кармана. В одном она должна дер- жать лозунг «Вся слава дочери царя внутри», т.е. быть очень скромной. А в другом кармане у нее должен быть лозунг «Время действовать для Всевышнего» — пришло время выйти в мир, нести свет Торы и вести других за собой. Не забывайте, что вы не из простолюдинов — каждая из вас — любимая дочь Царя царей», — так наставляла она своих учениц.

В числе первых официальных организаций, понявших важность движения «Бейт Яаков», была партия «Агудат Исраэль», публично поддержавшая проект на съезде в Вене в 1924 году. Доктор Шмуэль Дойчландер, председатель Фонда Торы, который играл важную роль в «Агудат Исраэль» и занимался сбором средств для ешив, проявил большой интерес к «Бейт Яаков». Он встретился с Сарой Шнирер накануне съезда, на собрании «Агуды» в Кракове, был впечатлен ее идеями и начал активно поддерживать стремление Сары вывести «Бейт Яаков» на международный уровень. Он заложил основу для официального открытия средней школы и семинара для учительниц «Бейт Яаков» как учебных заведений, признаваемых польским министерством просвещения. Он не только собирал деньги, но и привлекал для работы в системе известных еврейских педагогов. В частности, доктор Йеудит Розенбаум стала очень важным покровителем движения «Бейт Яаков». В том же году маленький семинар «Бейт Яаков» в Кракове выпустил 22 учительницы, которых послали создать 22 школы. В этих школах получили образование 4490 учениц. Год спустя в семинаре было 49 студенток.

Педагогический состав на начальном этапе развития системы «Бейт Яаков» включал преимущественно учительниц из Германии, Швейцарии и Австрии. Их обычаи порой выглядели странными в глазах девочек из Кракова, выросших в хасидской среде, однако они относились к учителям с большим уважением. Сара Шнирер установила очень четкие правила: нужно уважать учителей и принимать других учениц, несмотря на любые отличия. Среди учениц должны царить любовь и взаимное уважение. У нее получилось создать в школах «Бейт Яаков» атмосферу дружбы и единства. Она знала, что многие ученицы вынуждены выйти на рынок труда, чтобы обеспечи- вать свои семьи. После войны некоторые из них остались единственными кормилицами. Поэтому уже в первые годы существования «Бейт Яаков» она создала профессиональ- ные школы в Кракове и Варшаве, где девочек учили шить.

Новое здание семинара «Бейт Яаков» в Кракове на ул.Станислава, 10 было построено благодаря помощи доктора Дойчландера и доктора Йеудит Розенбаум, которые устроили аукцион и продавали кирпичи будущего здания. Закладка первого камня произощла 13 сентября 1927 года, а в 1930 году закончилось строительство двух пер- вых этажей, и там начали учиться 120 первых студенток, а строительство тем временем продолжалось. Доктор Дойчландер убедил Хаву Ландсберг из Бреслау (Вроцлава) приехать в Краков, чтобы готовить из студенток семинара учительниц для сети «Бейт Яаков» на территории Польши и Венгрии. Потом она переехала в Вену, чтобы открыть педагогический семинар «Бейт Яаков» там. Выпускницы венского семинара уезжали создавать школы в Чехословакию, Венгрию и Румынию. В учебную программу «Бейт Яаков» входило изучение Танаха, алахи, молитв, иврита и его грамматики, а также немецкого и польского языков и педагогики. Также изучались труды рава Шимшона Рафаэля Гирша, рава Йосефа Бройера и Рамхаля. Ученицы занимались рукоделием и физкультурой.

Сара Шнирер не только осуществила революцию в религиозном обществе, создав систему религиозного образования. Она оставила большое литературное наследие, изданное в трехтомном сборнике «Эм бе-Исраэль» (Бней Брак, 1960г.). Она сочиняла стихи, повести, детскую литературу, писала статьи по религиозному просвещению и наставления, а также пьесы (которые ставила со своими ученицами). Она написала подробную автобиографию. Несколько биографий Сары Шнирер, написанных другими авторами, были опубликованы посмертно. В 1923 году Сара Шнирер начала выпускать ежемесячник «Бейт Яаков», чтобы восполнить отсутствие качественных еврейских текстов для молодежи. Спустя 10 лет начала выходить детская газета «Киндергартен». С 1927 года в «Бейт Яаков» начали издавать книги, в т.ч. учебники, написанные для учениц равом Элиезером Шиндлером.

В 1935 году Сара Шнирер умерла от рака. Согласно ряду источников, она поздно вышла замуж, и потому не оставила детей. В ее похоронах участвовали тысячи людей, панихида проходила в известной синагоге «А-Рама». Во время прощальной церемонии один из выступающих назвал Сару Шнирер «единственной в поколении» — никогда ни одна еврейская женщина не удостаивалась такой характеристики. Она была похоронена в южном пригороде Кракова, на еврейском кладбище, которое было осквернено в конце 1942 года нацистами — на территории кладбища они организовали концлагерь Плашов. Памятник на могиле Сары Шнирер был восстановлен в 2003 году.

В год смерти Сары Шнирер в Польше действовало 248 школ «Бейт Яаков», в которых училось более 35000 учениц. Во время Второй Мировой войны европейская часть «Бейт Яаков» была полностью уничтожена, но к тому времени ростки движения уже успели взойти в Израиле и США, и в дальнейшем они дали обильные всходы.

Читайте также:

Источник

Этот материал – личное мнение автора. Редакция не несет за него ответственность.

Перепечатка материалов приветствуется со ссылкой на vaikra.com

Не пропускай самые интересные публикации для духовного роста. Подписывайся на нас в той социальной сети, которую любишь больше всего: Instagram, Facebook, Telegram.

Журнал "Мир Торы" Помочь уроку

«Мир Торы» - это «Бейт Мидраш» (Дом Учения), перенесенный на бумагу. Он предназначен в первую очередь для тех людей, которые хотели бы узнать, что такое еврейская традиция, но в силу разных причин не находятся в настоящем «Бейт Мидраше».
Мы делаем ставку на авторские тексты и переводы важных книг и статей, никогда не публиковавшихся по-русски.

Связь с редакцией:
Гавриэль Фельдман
gavriel.feldman@gmail.com
+972506656154