Гет по принуждению: Можно ли заставить мужа расторгнуть брак – Vaikra.com

Гет по принуждению: Можно ли заставить мужа расторгнуть брак

Тора отдает мужу право расторгнуть брачный союз с женой. Но речь идет о самом акте расторжения брака, инициатива же может принадлежать и супруге, главное чтобы муж был согласен (Йевамот, 112:2).

А если муж не согласен? Тогда необходимо учитывать разного рода нюансы. Есть такие ситуации, когда он обязан развестись по закону — например, если выяснилось, что алаха запрещает этим супругам состоять в браке, или если он не выполняет своих обязательств по отношению к жене и т. д. В этих ситуациях суд вправе заставить его дать гет — разводное письмо жене (Эркин, 21:1). И в этом случае данный гет действителен (Гитин, 88:2).

Если же муж в соответствии с буквой закона не обязан разводиться, никакая сила не способна сделать разводное письмо, данное им по принуждению, действительным. И его жена, имея на руках таковое, не сможет выйти замуж за кого-то другого. Если она все-таки пойдет на подобный шаг — и она, и ее избранник нарушат суровый запрет Торы, наказание за который очень велико, а их дети будут считаться незаконнорожденными, со всеми вытекающими из подобного статуса печальными последствиями (Шульхан арух, Эвен а-эзер, 134:7).

Тем более если гет был получен от мужа насильно посредством некоей инициативы, исходящей не от еврейского раввинского суда (например, от ее или его родственников и т. д.): в этом случае, даже если в соответствии с буквой закона муж обязан развестись, гет будет недействителен. Так что, в принципе, любое принуждение, не инициированное раввинским судом, не имеет смысла. И если для людей, оказывающих давление на такого мужа, еврейский закон — не пустой звук, то их поступки могут быть объяснены только двумя причинами: или они не знают данного закона, или они делегированы судом. Само собой, если принуждение — следствие прямого постановления суда, уже не играет роли, кто именно приводит в исполнение это постановление, еврей или нет. В конечном счете он лишь «плеть в руках суда», не более.

Если выяснилось, что судьи ошиблись в понимании закона или не знали важных обстоятельств, способных кардинально повлиять на вердикт в данном случае, гет, полученный от мужа под давлением, опять же недействителен.

Коль скоро Тора обусловливает юридическую состоятельность разводного документа обязательным согласием мужа, каким образом принуждение может решить проблему неготовности мужа развестись с женой? Понятно ведь, что согласие расторгнуть брак в этом случае не более чем слова, за которыми ничего не стоит.

На этот вопрос отвечает Рамбам (Законы развода, 2:20). Действительно, пишет он, если человека заставляют сделать нечто, что не является однозначно хорошим, богоугодным делом, его согласие невозможно воспринимать всерьез. Однако, в том случае, когда человека принуждают сделать то, что соответствует воле Творца, его упрямство не объяснимо иначе как присутствием в каждом из нас дурного начала (йецер а-ра), и насилие необходимо, чтобы сломить сопротивление этого самого начала. Сама же наша Б-жественная душа априори желает поступать так, как угодно Всевышнему.

Чтобы гет считался «гетом по принуждению», совсем не обязательно оказывать на мужа физическое давление. Даже такие средства принуждения, как штрафы и другие формы активного воздействия, расцениваются как давление, и, не будучи оправданы алахически (а также если не инициированы раввинским судом), лишают гет, полученный при их посредстве, юридической силы (респонсы Рашбо, ч. 4, гл. 40).

Подпишитесь на рассылку платформы VAIKRA и получайте самые интересные уроки с сайта на E-mail, What's App или Telegram
Всем подписчикам в подарок 4 уникальные книги!

Впрочем, существуют и такие меры, которые, с одной стороны, подталкивают мужа к согласию развестись, с другой стороны, не считаются принуждением с точки зрения алахи. Это, к примеру, так называемые архакот де-рабейну Там. Общий знаменатель этих мер в том, что на мужа не оказывается прямого давления, а лишь косвенное. Прежде всего это бойкот. Его не вызывают в синагоге к Торе, не считают частью миньяна, не учатся с ним и даже отказывают ему в обрезании сына, буде таковой родится! Современные раввинские суды в Израиле имеют весьма широкие полномочия, чтобы добиться от мужей, отказывающихся дать гет свои женам, согласия на это. К примеру, арестовать банковский счет такого мужа, лишить его водительских прав, запретить ему покидать пределы страны и многое другое.

Стоит оговориться, что даже дача такого — фальшивого — гета все же имеет некое алахическое следствие: сам факт развода, пусть даже недействительного, делает женщину, получившую подобный гет, запрещенной в брак для коена. По Торе, коену запрещено брать в жены ту, которая стала свободной посредством развода.

Мудрецы же и в нашем случае запретили коену брать в жены (само собой, после смерти мужа) женщину, получившую в свое время фальшивый гет, чтобы не создалось впечатления, будто коену разрешены разведенные. Также важно отметить, что существует алахический запрет в отношении такой «разведенной» выходить замуж за того, с кем она сожительствовала. Даже после того, как она получит юридически действительный гет или овдовеет, ей возбраняется сочетаться браком со своим бывшим сожителем периода ее мнимой незамужности.

Как уже упоминалось выше, причины, принуждающие мужа дать гет жене, многочисленны. Они могут быть как строго алахическими (стало известно, что жена коена когда-то была замужем и развелась, а не овдовела, как думали), так и вполне бытовыми (муж не следит за своей гигиеной, не выполняет супружеский долг), многие из них перечислены в Талмуде (Мишна, Ктубот, 7:10 и др.). Среди авторитетов длится спор, легитимно ли заставлять мужа развестись с женой, если повод для этого не оговорен в Талмуде. К примеру, если муж бьет жену, или его поведение позорит ее в глазах окружающих, или он изменяет ей и т. п.

Мнение ашкеназского соавтора «Шульхан аруха» — рабби Моше Иссерлеса — что мы вправе принимать во внимание и не фигурирующие в Талмуде претензии жены (Шульхан арух, Эвен а-эзер, 154:1). И хотя это мнение многие другие авторитеты не разделяют, в определенных случаях раввинский суд принимает во внимание подобные претензии как придающие легитимность принуждению мужа в случае его отказа дать жене гет.

Несмотря на то что изначально вся тема принуждения к разводу касалась только стороны мужа, после одного из постановлений рабейну Гершома меор а-гола («светоча диаспоры», дословно) данная тема стала актуальной и по отношению к женщинам. По Торе, достаточно волеизъявления мужа, чтобы расторгнуть брачный союз. Однако рабейну Гершом постановил, что для развода необходимо заручиться согласием жены. С тех пор отсутствие согласия жены на развод препятствует расторжению брака, и, таким образом, периодически требуется принуждение — на этот раз уже по отношению к жене.

В редких случаях суд разрешает получить согласие жены обманом (например, когда поверенный мужа вручает ей гет под личиной важного письма, которое жена принимает с охотой). Однако средства принуждения по отношению к женам применяются намного реже. А целый ряд средств суд принципиально не применяет никогда. Например, никогда не оказывается давления на жену через штрафы в виде принудительных отчислений в пользу мужа или детей, никогда не применяются архакот де-рабейну Там, упомянутые выше, и так далее.

Надо заметить, что современные раввинские суды Израиля не спешат применять на практике свои полномочия в подобных случаях, так как многие из средств, доступных им, попадают в «серую область» между разрешенным и запрещенным с точки зрения последствий (читай — юридической пригодности полученного в результате гета). Впрочем, сама возможность повлиять на мужа приводит к тому, что до необходимости делать это доходит редко.

Так, в 2009 году насчитывалось лишь около 180 дел, заведенных на мужей, которые не соглашались дать гет своим женам, и с момента открытия дела тогда прошло уже два года. В предыдущие годы это количество было многим больше, но активная политика раввинских судов привела к значительному улучшению ситуации. Впрочем, из-за сложностей в определении, какой случай считать подпадающим под тему «отказничества», разница между статистикой у различных организаций может быть весьма существенной.

На деле раввинские суды в Израиле постоянно находятся между молотом и наковальней: с одной стороны, опасение «пережать» в принуждении там, где повод для принуждения неоднозначен с алахической точки зрения, с другой стороны, обеспокоенность судьбами женщин, которые вынуждены влачить одинокое существование годами, не получая разводное письмо от супругов. В Израиле, где лобби по защите прав женщин невероятно сильно, на суды оказывается немалое давление, дабы те включали в список «принуждаемых» большее количество мужей, а также усиливали бы давление на тех, кто уже включен в этот список.

Небезынтересны предложения определенной группы раввинов заимствовать некоторые решения из случаев, когда мужья пропадают без вести и нет никакой возможности установить их местонахождение. В таких случаях, чтобы не оставлять жен страдать всю оставшуюся жизнь, изредка применялось, к примеру, объявление такого брака изначально недействительным. Так, если после свадьбы муж избивал жену, объявлялось, что это недостаток, знай о котором заранее, женщина ни за что не вышла бы замуж за этого человека, и недостаток этот, таким образом, делает ее согласие стать женой изначально недействительным.

Автор: рав Ури Суперфин

© «Лехаим»

Читайте также:

Не пропускай самые интересные публикации для духовного роста. Подписывайся на нас в той социальной сети, которую любишь больше всего: Instagram, Facebook, Telegram.

Журнал "Лехаим"

Ежемесячный иллюстрированный литературно-публицистический журнал, посвященный истории, культуре и религии еврейского народа. Объединяет разнообразные жанры – художественную прозу, критику, исторические эссе, рецензии и обзоры. Журнал начал издаваться в декабре 1991 года по инициативе Боруха Горина, который стал его главным редактором.

4 1 vote
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments